Общественный фондОБЩЕСТВО АКТУАРИЕВ

ОБЩЕСТВО

Найдено 2 определения термина ОБЩЕСТВО

Показать: [все] [краткое] [полное] [предметную область]

Автор: [отечественный] Время: [постсоветское] [современное]

ОБЩЕСТВО

1) граждане страны, ее население, рассматриваемые в совокупности с их историей, интересами, потребностями, желаниями, убеждениями, поведением, психологией; 2) объединение граждан, предприятий для осуществления общей хозяйственной деятельности (хозяйственное общество); 3) объединение лиц, граждан по интересам; общественная организация, создаваемая в целях содействия какому-либо делу.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Современный экономический словарь. 2-е изд.

ОБЩЕСТВО

устойчивая связь людей, объединенных в союз.

Как известно, человек есть существо общественное. Именно совместно с другими людьми, он может удовлетворять свои потребности, и это идет от самой его природы. Первая потребность людей состоит в размножении, продолжении своего рода. Она присуща как человеку, так и животным. Осуществляется через соединение полов, развивается через создание семьи и воспитание детей. В отличие от животных, где это имеет преходящее значение, у людей оно носит устойчивый характер вследствие продолжительности детского возраста, необходимости заботы и защиты со стороны родителей. К этому еще присоединяются присущие людям духовные связи, которые распространяются на их потомство.

Все это приводит к осознанию общего происхождения и к соединению людей даже тогда, когда они уже перестают жить вместе и расселяются на более или менее отдаленные пространства.

Вторая, не менее важная потребность, которая объединяет людей в общество, состоит в удовлетворении материальных нужд. Один человек слабее других животных в деле своего обеспечения и защиты. Но если он, благодаря своему разуму и соединению сил, объединяется с другими людьми, приобретая нужные материалы и перерабатывая их в орудия труда и защиты, становится выше животных и окружающей его природы. И тогда разум покоряет природу и человек становится "царем земли". Именно благодаря соединению сил и разделению труда в человеческом обществе повышается производительность труда, что в свою очередь, оказывает определяющее влияние на все отношения между людьми и на само общественное строение.

Сам же процесс соединения сил и разделения труда со временем доходит до огромных размеров и распространяется на весь земной шар. Наука, дающая человеку все более совершенные орудия труда, позволяет человеку создавать значительное количество материальных и духовных ценностей, которые представляют собой капитал, являющийся важнейшим фактором экономического производства, благодаря которому и утверждается господство человека над землей. И именно этот капитал, который люди увеличивают от поколения к поколению, становится фактором, открывающим безграничные возможности перед человеческим обществом. А потому, на передаче созданного человеческим разумом материального и умственного капитала от одного поколения другому основывается вся история человеческих обществ. В нем заключается главное орудие развития.

Из этого можно сделать вывод, что экономическое общение, вызываемое материальными потребностями, является подчиненным духовному миру человека, который своим разумом и волею объединяет экономические процессы в единое целое.

Третьей, более высшей потребностью человека, является потребность чисто духовная, которая в свою очередь, может удовлетворяться только взаимным общением между людьми. Лишь при этом условии возможно само развитие разума, который, как было отмечено, господствует над материальными отношениями.

Первым проявлением духовной жизни в общении людей есть язык, благодаря которому люди могут выражать общие понятия, в отличие от животного мира, осуществлять своего рода общение разума, через слово люди понимают друг друга. Находясь на больших и малых расстояниях друг от друга, посредством языка происходит общение человеческого разума. В свою очередь, через это образуются различные группы людей, говорящих на разных языках, различием которых характеризуется различие в племенном происхождении, иными словами, язык есть выражение племенного единства. Таким образом, над физиологической связью людей лежит мир духовных отношений. Но поскольку, человек, имея разум, в состоянии изучить и понять чужие языки, то этим самым происходит общение всего человеческого рода, благодаря чему человечество в совокупности развивается как единое целое. Язык является, своего рода носителем того высшего духовного содержания, которое наполняет историю человечества и делает из нее совершенно новый мир, бесконечно возвышенный над всем, что дает физическая природа со своими механическими и органическими силами. Именно это высшее содержание - наука, искусство и религия, а отнюдь не низшая область экономических отношений, составляет преобладающий фактор в истории человечества, но именно то, что дает ей истинно человеческое значение. Этим устанавливаются, вместе с тем, самые разнообразные общественные отношения, связывающие людей, рассеянных по всему земному шару, и отдаленные поколения друг с другом.

Четвертой потребностью человека как личности, является соединение его с практической жизнью, состоящая в том, чтобы установить правильные отношения между людьми, как свободными личностями, в силу чего, взаимодействующие друг с другом, а потому, приходящими в постоянные столкновения между собой.

Известно, что в своей основе, люди соединяются в общество, кроме всего прочего, для защиты от внешних нападений. Соединившись, они вынуждены устанавливать известный внутренний распорядок внутри общества и между собой. Понятно, что каждая личность стремится ко все большей свободе в силу присущих ей потребностей, а поскольку поле деятельности общее, то все они находятся в беспрерывном взаимодействии друг с другом. Отсюда появляется необходимость определить, что принадлежит каждому, и установить правила, по которым можно было бы разрешать спорные вопросы. Исходя из этого и появляется право. Как совокупность правил, оно возникает уже на первоначальном развитии общества, и постепенно совершенствуясь, развиваясь, усложняясь, приходит до его высшего состояния. Итак, право есть взаимное ограничение свободы под общим законом.

Из сказанного можно сделать вывод, что потребности, которые существуют и определяют человеческое общество, бесконечно разнообразны. Они объединяют все содержание человеческой жизни, от чисто материальных до самых высоких духовных стремлений. В этой связи следует отметить, что все стороны человека развиваются и достигают полноты только при взаимном общении. А потому нет возможности свести человеческое общежитие к какому-нибудь одному началу, менее всего к тем или другим инстинктивным стремления, таким как подражание или сознание рода.

Настоящий ученый, занимающийся исследованиями в области общественных отношений, познавая все изумительное богатство человеческой истории и общественных отношений и сравнивая эти явления с теми пошлыми и низменными началами, которыми пытаются их объяснить, не может не заметить крайне низким уровнем современного понимания. Современное общество, отвергнув метафизику, а вместе с этим, отрекшись от всякого философского взгляда, современная мысль потеряла требующуюся наукой ширину кругозора. Из высшей области разума она низошла в сферу мелочного собирания материалов и когда же хотят эту груду сырья свести к каким-нибудь общим началам, то оказывается полное скудоумие. Каждый исследователь общественных отношений отыскивает свою мелочную причину и старается возвести ее на степень мирового явления. Но все эти гипотетические исследования по сути, ничего в себе не несут. Итогом такого научного изыскания является формальный титул, приносящий его обладателю источник тщеславия и больше нечего.

Поскольку жизнь общества столь разнообразна, то и явления, происходящие в нем, тоже имеют сложный характер, с переплетением связей всякого рода, и близких и дальних, и местных и общих, других - обнимающих многие. Все это разнообразие связывает людей в пространстве и во времени. В силу разных потребностей, которые присущи одному и тому же человеку, он может вступать во множество союзов, объединений, а потому нет необходимости рассматривать общество как единое целое, в котором человеку отводится роль подчиненной его части. Единым целым же во множестве всех союзов, в которые входит человек, является только государство, которому в той или иной степени подчинены все союзы. Но в этом случае следует уже говорить именно о государстве, а не об обществе вообще, и именно в плане того, как государство относится к другим союзам, исследуя характер определяемых им общественных отношений и созданной общей жизненной среды, в которой человек живет. Исходя из вышесказанного, можно сделать вывод о том, что только государство может представлять общество в единой целостности. Но и это может быть принято с обязательным присутствием условий, а именно, что цели этого единого союза чисто духовные, что безусловно признается духовная природа человека, как разумно-свободной личности, способной на высшее служение ради общего блага, и лишь в этом состоянии человеку можно предъявить требования, исходящие от государства, как высшего общественного союза, представляющего единое целое.

Там же, где человек не признается личностью, там никогда не может быть настоящего человеческого общества, там может быть лишь внешнее насилие, а не разумное устройство.

Если разум и воля составляют начало и конец всей общественной деятельности, если самые общие начала осуществляются лишь только через сознание лиц и окончательно служат им же удовлетворению, то нет ни малейшего сомнения в том, что личность есть основной элемент и притом необходимый элемент всякого общественного устройства. Как реальное явление, общество не представляет ничего, кроме взаимодействия отдельных единиц. Но за этим взаимодействием отдельных единиц скрываются общие, связующие начала, которые распределяют лица по отдельным группам и создают их прочные соединения. Над миром явлений воздвигается прочное царство целей, или руководящих идей. Эти цели не существуют помимо лиц: они ими сознаются и вводятся в жизнь. Но источник их заключается не в субъективных потребностях и стремлениях, а в общем разуме, присущем человеческому роду и указывающем ему объективные начала духовного мира. Эти начала не создаются, а сознаются человеком, как неотъемлемая принадлежность его духовного естества.

Итак, какие же "начала" мы должны осознать? Вполне очевидно, что они лежат в понятии об "идеале", как идее разумного общественного устройства, что всегда влекло человеческую мысль и действия.

Истинное создание идеалов не есть дело творческой фантазии, а результата разумного знания, ибо идеалом общественного развития может быть только разумное устройство общественных отношений. Но как достичь этого разумного устройства? История нас убеждает, что одни лишь голые фантазии об лучшем устройстве общества или порывы сердца всех сразу и в равной степени облагодетельствовать, ни к чему хорошему не приводили. Здесь требуется изучить человеческое общежитие не только в многообразных его проявлениях и в историческом их развитии, но и в его основах. И такое изучение осуществляется философией, которой, и принадлежит главная задача в этом вопросе. Но так как жизнь изменчива, с каждым новым отрезком времени она дает новые состояния, то и мысли ученых тоже меняются. И в этом процессе идеал о наилучшем устройстве жизни претерпевает изменения, с каждым разом совершенствуясь.

В этой связи необходимо отметить, что в общечеловеческом представлении, высшим идеалом не может быть ни идея одного класса, ни одной нации, ни одной религии и т.п. Мир должен восприниматься в гармонии, сочетающей в известной пропорции все, что в нем имеется. Понятие же о наилучшем устройстве общества вырабатывалось общим сознанием человечества. Те идеи и жизненные формы, которые возникли среди одного народа, проверяются другими, каждый служит для других примером и поучением. Те особенности, которые вытекают из народного духа и из разнообразия исторических условий, указывают только на степень развития и на большую или меньшую близость к идеальному порядку, сознаваемому как конечная цель совокупного развития. Каждый народ имеет свои особенности и в зависимости от этого гордится ими или же стремится к их изменению. Любая из этих особенностей не представляет идеала, а есть лишь видоизменение, и если народ ограничивает себя в существующих рамках, он останавливается в своем развитии. Стремление же к идеалу есть общечеловеческий элемент в общественном развитии, и только это движение выводит народ из его ограниченности и делает его органом и орудием всемирного духа. В этом состоит высшее его призвание.

Однако нужно учесть, что истинный идеал должен быть один для всех народов мира. Это должен быть такой идеал, который в равной мере мог бы применяться всеми народами, независимо от их развития. Этот идеал должен содержать в себе общие качества, которые бы характеризовали истинное состояние человеческой жизни. Очевидно, что таким идеалом не должна быть определенным образом построенная система учреждений, которая бы по шаблону была усвоена всеми. Здесь задача должна состоять в гармоничном соглашении тех двух противоположных элементов, из которых слагается общежитие: личности и общества. Эта та идея, которая составляет конечную цель общественного развития, идеал представляет ту или другую форму осуществления этой идеи.

Отсюда мы можем сделать вывод, что ни индивидуализм, ни коллективизм в чистом их виде не могут быть идеалом общественного развития. Они оба являются продуктом бессмысленного отрицания. Идея гармоничного соглашения элементов всегда лежит посредине между крайностями.

В преобладании того или иного элементов лежат в основе различия в общественном устройстве народов, и здесь необходимо отметить, что чем больше один из элементов подавляет другой, тем дальше общественное устройство этого народа удалено от идеального состояния.

Какими же путями народ может приблизить свое общественное устройство к идеалу? Как мы отмечали ранее, духовная природа личности состоит в свободе, а основой общественного устройства является необходимость ограничения свободы, которое может быть выражено законом. Поэтому отношение личности и общества заключается в отношении свободы и закона. В этом отношении закон выступает как требование к свободной личности, которая, в силу того, что она свободна, может его выполнять или не выполнять. Исходя из этого, главный вопрос этих отношений - какого рода это требование, сопровождается ли оно принуждением или нет.

От того, как будет решен этот вопрос, будет зависеть и само отношение закона к свободе, принудительное или добровольное. Оба они находят применение в жизни, но при этом имеют каждый свою область воздействия. Первое касается внешних действий, составляющих область внешней свободы, которая одна может иметь определенное ограничение, второе же направлено к внутреннему состоянию человека, которое составляет его внутреннюю свободу. Итак, внешнее принуждение рождает право, второе - нравственность.

Развивая дальше вопрос об отношении личности и общества, индивидуального и коллективного, говоря философскими критериями - единичного и общего, приходим к выводу о том, что в реальной жизни эти отношения находят свое воплощение в отношениях гражданского общества и государства.

В широком смысле слова под обществом понимается всякое постоянное или временное человеческое соединение, в какой-бы форме оно ни происходило. Общество есть совокупность частных отношений, возникающих из свободной деятельности лиц. В этой связи следует различать политическое и гражданское общество, так как и в одном и во втором есть частные отношения, возникающие из свободной деятельности лиц. Политическое общество есть неорганический элемент государства, то есть свободная деятельность лиц на политическом поприще. Гражданским же обществом мы назовем совокупность отношений, принадлежащих к частной сфере и определяемых частным правом. Это и есть область противоположная государству, вследствие чего последним следует противополагать не общество вообще, а именно гражданское общество.

Объяснить причину этих соотношений можно, лишь исходя из того, что с философской точки зрения эта противоположность лежит в логической необходимости противополагания частного и общего, членов и целого, свободного единичного лица и общего духа.

С юридической точки зрения это объясняется очевидностью, признанной всеми, мировой противоположностью частного права и публичного, наконец фактически в противоположении частной жизни общественной.

Эти элементы, противоположные, но в равной мере необходимые для нормального состояния общественных отношений, образуют своего рода баланс сил. С одной стороны, люди относятся друг к другу как отдельные лица, взаимодействуя между собой, с другой стороны, являясь членами общих духовных союзов, они относятся к последним, как члены к целому. Такого рода двойственность отношений и обеспечивает стабильность в обществе, существуя рядом, не уничтожая друг друга. Частные отношения обеспечивают самостоятельность, а потому и свободу каждого конкретного человека, а общественные - единство, необходимое для обеспечения общего блага.

Частная и общественная формы, находясь в постоянном взаимодействии, образуют "посредствующие формации". Гражданское общество из своей среды выделяет союзы частных лиц, объединенные по интересам, имеющим как материальный, так и духовный характер, существующие преимущественно на постоянной основе, и в связи с этим, приобретающие публичный характер. С другой стороны государство, подпадая под влияние этих союзов, дает им политическое значение, в связи с чем такого рода союзы имеют двойственное значение и являются там "мостиком", через который и обеспечивается баланс сил частных с общественными.

Общее строение человеческого общества, основанного на взаимных отношениях общественных элементов, можно представить следующим образом:1) Низшую ступень составляет союз естественный, семейство, который в первоначальном единстве содержит все человеческие цели и обнимает всю человеческую жизнь. Среднюю ступень образуют два противоположных союза, отвлеченно общий и частный, церковь и гражданское общество, первая стремится обнять весь мир и выйти даже за пределы земного бытия, другое стремящееся, напротив, к раздроблению на мелкие единицы.3) Последнюю и высшую ступень составляет опять единый союз, государство, которое призвано объединять всю человеческую жизнь, а потому заключающее в себе все человеческие цели, но так, что оно не поглощает в себе другие союзы, а оставляет им надлежащий простор, каждому в его сфере, подчиняя их только высшему общественному единству.

Этим значением государства и положением его среди других союзов определяются, как его задачи, так и границы его деятельности.

Обобщая вышесказанное, сделаем некоторые выводы.

В идеале, общество само в состоянии делать почти все, что обыкновенно возлагается на правительство. Последнее, большею часть не только не помогает обществу, а наоборот, мешает ему развиваться. В действительности, правительство нужно только для весьма немногих случаев, когда общественная самодеятельность оказывается недостаточною для выполнения функций, связанных с общим благом. В итоге, государство призвано осуществлять охранение права.

Высшая цель человека, состоит в полном и гармоническом развитии его сил. Главным условием для этого является свобода, и как следствие - непосредственно связанное со свободою разнообразие положений, приводящее к тому, что каждый человек самобытно устраивает себе окружающий его мир, не похожий на мир других людей. Только в таком состоянии может успешно развиваться в человеке его оригинальность, непохожесть, самостоятельность, утверждение его как личности. А поэтому, высшим идеалом человеческого общества является установление такого порядка, при котором каждый бы смог развиваться единственно из себя и для себя. Истинный разум не может желать человеку иного состояния, кроме того, где не только каждый пользуется самою неограниченною свободою развиваться из себя, в своей особенности, но где и физическая природа получает от человеческих рук именно тот образ, который придает ей каждый человек, самостоятельно и произвольно, по мере своих потребностей и своих наклонностей, ограничиваясь только пределами своей силы и своего права. От этого основного правила разум может отступать лишь на столько, на сколько это необходимо для его собственной безопасности. Это положение должно быть в основе всякой политики, преследующей установление добра.

В своей деятельности, то есть в осуществлении своей политики, государство может преследовать как положительную, так и отрицательную цель. Положительная направлена на содействие благосостоянию граждан, отрицательная - устраняет зло, или устанавливает безопасность. Следует заметить, что отрицательная цель государства соответствует выше изложенным принципам, представляющим собой исключительную роль государства в установлении права, вторая же цель, включающая в себе все меры относительно народонаселения, продовольствия, промышленности, общественного благодетельствования и т.д., вместо кажущейся пользы, приносит только ощутимый вред. И в самом деле, анализируя нынешнее состояние в обществе, мы можем увидеть, что на все установлена государственная регламентация, а это ведет к всеобщему однообразию, следовательно, устраняется главное условие развития - многосторонность стремлений, иными словами, разнообразность жизни. Люди отучились от самодеятельности и привыкли во всем оглядываться на государственные институты, что неизбежно ослабляет энергию народа и приводит к упадку хозяйство. Любая деятельность, вследствие этого, превращается в механическую рутину, так как она совершается не по свободному побуждению, а по внешнему принуждению. В особенности этим состоянием дел не дается возможности развитию индивидуальности, то есть, именно тому, что составляет высшую цель человеческого развития. Итак, чрезмерное стремление сделать всем людям добро, приводит к противоположному результату, когда исключается сама суть, содержащаяся в человеке - его индивидуальность.

Кроме всего прочего, такое положение дел усугубляет само государственное управление, которое превращается в бюрократический механизм. В свою очередь, правительство, которое по своей сути не в состоянии сочетать все многообразие человеческих взаимоотношений, а может осуществлять свою деятельность лишь общими мерами, постоянно и неизбежно осуществляет грубые ошибки, так как действие, благотворно влияющее на одну часть людей, в отношении других являются мерой нежелательной или даже вредной.

В итоге извращается истинное положение дел. В государственной деятельности исчезают люди, а вместо них появляются лишь плоды деятельности. Все направлено на наслаждение, люди же в этом механизме являются не самостоятельными и самодеятельными единицами, а орудиями для достижения цели, поставленной чиновниками, часто не имеющими ни малейшего представления о том, что они принимают. Однако именно при такой постановке дел, цель как раз и не может быть достигнута, так как наслаждение испытывается людьми, и если, вместо того, чтобы ощущать удовольствие в самодеятельности, они получают его извне, то оно тем самым умаляется. Во имя счастья, человек лишается высшего возможного для него счастья, которое состоит в сознании высшего напряжения сил.

В связи с этим государство должно заниматься единственно заботой о установлении безопасности, то есть, обеспечении законной свободы, не расширяя эту сферу сверх меры. Должно быть четко выяснено, какие средства государство в праве использовать, а какие нет.

Устанавливая безопасность, государство может:

во-первых, осуществлять пресечение преступлений;

во-вторых, предупреждать зло и принимать для этого все необходимые меры;

в-третьих, воздействовать на формирование характера граждан, стремясь придать ему направление, соответствующее цели. Однако, такого рода воздействие может осуществляться через воспитание, религию и мораль, что в свою очередь само является ограничением свободы граждан, а потому не может быть принято. Общественное воспитание, еще больше, чем забота о благосостоянии, накладывает на характеры людей однообразие и мешает многостороннему развитию человека. Также вредно и вмешательство власти в религиозную сферу. Лишь одна полная духовная свобода может развивать в народе ту силу духа, без которой нет высшего совершенствования. И наконец, мораль формируется лишь свободою, принуждение здесь превращает народ в толпу рабов, ждущих когда господа им что-нибудь подадут для прокормления.

В отношении предупреждения зла необходимо разграничивать запрещение опасных действий и предупреждение преступлений. Относительно первого, закон должен взвешивать, с одной стороны, величину грозящего вреда, а с другой - зло, приносящее ограничением свободы. Здесь нет четких границ, потому как одно и второе не имеют постоянного значения, и в определении их требуется выбирать среднее. Что же касается предупреждения преступлений, то следует отметить, что преступные действия должны быть безусловно ограждаемы со стороны государства, а вот воздействие на волю возможного преступника государство не должно, ибо это может опять же приводить лишь к обратному эффекту.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Капитал. Энциклопедический словарь

Найдено схем по теме ОБЩЕСТВО — 0

Найдено научныех статей по теме ОБЩЕСТВО — 0

Найдено книг по теме ОБЩЕСТВО — 0

Найдено презентаций по теме ОБЩЕСТВО — 0

Найдено рефератов по теме ОБЩЕСТВО — 0

Узнай стоимость написания

Ищете реферат, курсовую работу, дипломную работу, контрольную работу, отчет по практике или чертеж?
Узнай стоимость!