Гусев Дмитрий ВладимировичГУСТОТА ДВИЖЕНИЯ

Густав Кассель: экономическая теория как чистая теория цен

Найдено 1 определение:

Густав Кассель: экономическая теория как чистая теория цен

Густаву Касселю (1866-1944) всемирную известность принесли его многочисленные произведения и общественная деятельность. Вначале Кассель изучал технические науки, в 1895 г. в Уппсале он получил ученую степень по математике, а затем занялся изучением экономической науки. До того как Кассель получил место в Стокгольме, он работал школьным учителем; в эти годы он опубликовал книгу, посвященную "праву рабочего на продукт труда". Внешне эта книга была направлена против марксизма, однако в ней содержалась решительная критика всей экономической теории; в Касселе уже тогда чувствовался острый полемист, который впоследствии на протяжении всей своей жизни будет вести борьбу против маржиналистской теории. Опасаясь радикальных убеждений Викселля, ряд лиц пытался воспрепятствовать его поступлению в университет и противопоставить ему кандидатуру Касселя, хотя у последнего не было законных оснований для того, чтобы получить это место. Выше уже отмечалось, что эти попытки не увенчались успехом 88.

Кассель не имел университетского экономического образования, которое считалось необходимым для преподавателя политической экономии, но, несмотря на это, через несколько лет после инцидента, связанного с конкурсом в Лунде, он получил место в Стокгольмском университете и работал там до 1933 г. Отстаиваемые Касселем взгляды неизменно были противоположны взглядам Викселля. Кассель выступал, например, против концепции народонаселения Викселля, доказывая, что если в какой-либо стране рост населения обнаруживает тенденцию к снижению, то ее опередят соседние государства. В этом проявлялась, между прочим, склонность Касселя к националистическим взглядам. Во время первой мировой войны его симпатии были на стороне Германии. Ясно, что он не мог понравиться Викселлю ни как экономист, ни как человек. Попытки Давидсона примирить их оказались безуспешными, и они по-прежнему постоянно испытывали антипатию друг к другу. Кассель посетил несколько заседаний "Экономического клуба", в работе которого весьма активное участие принимал Викселль, однако после того, как Викселль выступил в журнале "Экономиск тидскрифт" с критикой Касселя, между ними наступил окончательный разрыв. С точки зрения Викселля, экономическая теория Касселя совершенно неправильна. Ничем не лучше, по мнению Викселля, политические и религиозные воззрения Касселя 89. К сожалению, Касселю были присущи непоколебимая уверенность в собственной эрудиции и безграничная самовлюбленность, вызывавшие такую антипатию к нему. Высокомерие Касселя оттолкнуло от него шведские академические круги, а такие подлинно глубокие мыслители, как Викселль и Эли Ф. Хекшер (известный историк), просто считали его позером. И все же Кассель обладал острым умом и часто обнаруживал завидное умение обращаться с фактическим материалом. После первой мировой войны он снискал себе репутацию наиболее авторитетного эксперта в области валютных отношений. Он оказал заметное влияние на кредитно-денежную политику не только шведского правительства, но и правительств других стран. Из-под пера Касселя непрерывным потоком следовали статьи, обзоры, речи, брошюры и комментарии, причем преобладающая часть этих произведений публиковалась в шведской газете "Свенска дагеблат". Он писал отчеты для Лиги Наций, разъезжал по Соединенным Штатам, читая лекции по теории денег, и излагал свои взгляды комиссии по вопросам банковской деятельности при палате представителей. На протяжении многих лет он боролся за восстановление золотого стандарта. Затем, однако, наступила депрессия , стало расти влияние "новой экономической теории" , и вскоре слава Касселя померкла. Он умер в 1944 г., и к этому времени его теория, по существу, уже не пользовалась влиянием. Экономическая теория Касселя с ее догматизмом и чрезмерными претензиями просто не отвечала требованиям времени.

Основное внимание Кассель уделял теоретическому анализу стоимости, денег, экономического цикла и критике социалистической доктрины, причем последнее занятие доставляло ему особое удовольствие. Философские представления Касселя, по-видимому, восходили к неокантианской концепции Германа Когена и Эрнста Кассирора; задача философии, по мнению этих авторов, заключается в том, чтобы исследовать соотношение между логическими построениями и опытом. Таким образом, решающее значение в процессе исследования приобретает логика связей между научными положениями, и поэтому в экономической науке можно обойтись без дискуссий по поводу полезности и сконцентрировать все внимание на проблеме цен; Кассель именно так и поступил. Первая из его основных работ -"Сущность процента и причины его существования" 90-представляет собой имитацию в миниатюре работ Бем-Баверка; основные теоретические идеи Кассель позаимствовал у Вальраса, о котором Кассель упоминал сквозь зубы, да и то лишь в ранних своих произведениях, главным образом в книге "Элементарная теория цен" (1899). Главной работой Касселя, получившей широкое распространение, является "Теория общественного хозяйства" 91; основные идеи этой работы он впоследствии воспроизвел в двух небольших книгах -"Основные идеи теоретической экономии" и "О количественном анализе в экономической науке", обе книги читались легко, но мало способствовали укреплению его научного авторитета 92. Кассель страстно стремился к тому, чтобы прослыть оригинальным мыслителем, и он действительно смог оказать влияние на многих, хотя это в большей мере объясняется его искусством лектора и мастерством журналиста, пишущего статьи по экономическим вопросам, чем качествами теоретика.

Кассель полагал, что ему удалось основать экономическую теорию, исходящую из совершенно новых принципов. Наука, по его мнению, должна иметь дело только с величинами, поддающимися измерению. Однако глупо было бы просто ограничиться использованием математики: важно сначала четко определить содержание основных понятий 93. Для того чтобы достигнуть этого, нужно соблюдать определенные правила: прежде чем определять какие-либо понятия, следует подвергнуть их научному анализу; переход от первичных и простых к более сложным понятиям должен быть постепенным; заключения должны обладать всеобщей, а не ограниченной применимостью; основной упор следует делать на экономические, а не технические проблемы; должно исследоваться "общественное", а не частное хозяйство; необходимо установить твердое мерило хозяйственной деятельности, то есть устойчивую денежную единицу. Под "общественным" хозяйством Кассель подразумевал всю хозяйственную систему, в рамках которой производство может рассматриваться как непрерывный процесс. Он полагал, что экономист может многому научиться у предпринимателя-практика (хотя, по мнению современных авторов, более важен обратный процесс) 94. Все же Кассель допускал, что среди экономистов чаще можно встретить попытки составить общее представление об экономике в целом, тогда как средний предприниматель не располагает ни временем, ни склонностями для такого занятия. Лишь знание общей картины позволяет проникнуть за внешнюю форму, которой часто ограничиваются представления деловых людей, поглощенных практической деятельностью.

Временами Кассель, по-видимому, сознавал, что хозяйственные операции представляют особую сферу деятельности, отличную от тех организаций и институтов, в рамках которых они протекают. Это ясно видно из его утверждения, что задача экономической науки состоит в том, чтобы выяснить, в какой степени можно отделить ее положения от неэкономических суждений, служащих их предпосылками. Кассель был уверен в том, что это позволит ему прийти к универсальным заключениям, пригодным для всякого "общественного хозяйства", какой бы "внешней" структурой оно ни обладало 95. К сожалению, формулировки Касселя были настолько неопределенны, что метод, который он собирался использовать в своем исследовании, не мог оказаться сколько-нибудь точным, а мог проявиться скорее в разговорах по поводу уравнений. Кассель считал неприемлемым использование политической власти в качестве орудия изменения общественной жизни. Он полагал, вероятно, что экономическое развитие осуществляется в результате постепенной эволюции. Такие obiter dicta явно нереалистичны в условиях, когда только с помощью политической власти удается достигнуть важнейших социальных и экономических перемен.

Как бы ни обольщался Кассель, его подход не отличался от традиционных методов. Он начинал со статического анализа, а затем переходил к понятию "однородно-прогрессивной" (uniformly progressive) системы, которая уже в силу присущего ей движения превращается в динамическую систему. Дедукция используется в статических и "однородно-прогрессивных" ситуациях, тогда как основывающаяся на эмпирическом материале индукция требуется для выяснения тенденций, отклонений и лагов. Одно из преимуществ такого совершенно избитого подхода, по мнению Касселя, заключалось в том, что процент уже не трактовался как ажио, возникающее при обмене между настоящими и будущими благами, а становился "регулятором непрерывно существующего общественного хозяйства,- регулятором, который самым тесным образом связан с темпами прогресса этого хозяйства и обеспечивает как поддержание определенного уровня сбережений, так и ограничение спроса на имеющиеся сбережения" 96.

Кассель полностью отвергал понятия стоимости и полезности. Он иронически относился даже к маржиналистскому анализу, полагая, что такой анализ вводит в заблуждение,- довольно странное заявление в устах человека, получившего математическую подготовку. С точки зрения Касселя, единственным подлинным мерилом стоимости являются деньги, а поскольку понятие полезности исключает такую роль денег, следует отбросить понятие полезности. Деньги, писал Кассель, находятся в центре хозяйственной деятельности, и любая теория человеческой деятельности должна всецело исходить из этого факта. Не требуется никакой особой теории стоимости. Все, что действительно необходимо,- это цена; преимущество такого подхода, во всяком случае, состоит в том, что он упрощает исследование 97. Существенную роль, по словам Касселя, играет отношение одного товара к другому, или относительная цена, которая и подлежит исследованию 98. Поэтому в основе экономической науки на самом деле лежит всеобщая теория цены, а не теория стоимости. Предельные изменения полезности, продолжал Кассель, носят самый загадочный характер, и в конечном счете они просто иллюзорны, потому что невозможно сопоставлять ощущения и субъективные чувства удовлетворения. Невозможно также определить полезность. Хотя это возражение Викселль считал вполне справедливым, другие замечания Касселя по поводу маржиналистской теории лишь при- . водили старика в ярость. "Принцип редкости", который Кассель считал плодотворной идеей, означает, как показал еще Вальрас, что спрос определяется тогда, когда появляется возможность установить общую систему цен 99. Для такой теоретической системы, подчеркивал Кассель, не требуется полезности или стоимости, и причем особенно потому, что предельная полезность блага не обязательно равна цене. С другой стороны, сама степень полезности зависит от характера спроса и его интенсивности. Однако наибольшее впечатление производило выдвинутое Касселем обвинение, что рассуждения его противников вращаются в порочном кругу: ведь для них цены служат средством измерения предельной полезности, в то время как задача теории, по его мнению, состоит именно в том, чтобы обнаружить, каким путем образуется цена 100.

У самого Касселя, правда, встречаются элементы теории вменения, все же эта идея не выражена в его произведениях сколько-нибудь отчетливо. Как и следовало полагать, понятие предельной производительности Кассель отвергал столь же решительно, как и понятие полезности, опять-таки ссылаясь на наличие тавтологии в рассуждениях 101. По его словам, предельную производительность нельзя считать фактором, который оказывает влияние на установление цен или на распределение, поскольку пропорции, в которых используются факторы в данном производственном процессе, можно трактовать, если глубоко вникнуть в суть вопроса, как функцию от структуры цен. При правильной постановке проблемы как цены, так и размеры производства суть неизвестные величины, которые требуется определить в ходе исследования, а отсюда предельная производительность есть также неизвестная величина. Более того, понятие предельной производительности имеет смысл лишь в том случае, когда факторы производства используются непрерывно, то есть когда отсутствует какое-либо нарушение непрерывности. Кассель отмечал: "...Предельная производительность мыслима лишь в тех случаях, когда размеры фактора производства могут непрерывно изменяться и когда сам продукт можно рассматривать как непрерывную функцию от этого переменного фактора" 102. Кассель не без основания указывал на то, что возникновение такой ситуации весьма маловероятно. Кроме того, как применять понятие предельной производительности, когда речь идет об одновременном производстве нескольких товаров? Ведь это понятие имеет смысл лишь при производстве одного товара 103. Само собой разумеется, что в сфере распределения маржиналистский анализ, по мнению Касселя, столь же мало применим, как и в теории цен. Распределение продукта между владельцами факторов производства происходит в соответствии с "принципом редкости": оно определяется пропорцией между относительной редкостью факторов производства и косвенным спросом на них - довольно громоздкая формулировка, которая должна была выразить мысль о том, что редкость факторов производства определяет их цены. Этот тезис Кассель повторил при рассмотрении проблемы заработной платы, а впоследствии он отстаивал его с еще большей убежденностью в книге "О количественном анализе в экономической науке" 104.

На примере концепции фонда заработной платы, продолжал Кассель, можно видеть, в чем заключалась ошибка традиционной экономической теории. Эта концепция основывалась на индивидуальном опыте предпринимателя (а предприниматель легко может предположить, что его капитал действительно доставляет средства существования рабочим, которых он нанимает) и не могла объяснить главные социально-экономические аспекты проблемы. Дело в том, отмечал Кассель, что совокупное производство обеспечивает средствами существования каждого члена общества. Следовательно, такое понятие, как производственный период, лишено смысла, потому что удовлетворение потребности предполагает целую серию производственных усилий, относящихся к различным периодам. Другими словами, производство - это непрерывный процесс, который не имеет ни начала, ни конца. Оно существует неизменно, хотя масштабы производства могут меняться 105. Только такая абстракция в экономическом исследовании является правильной. Поэтому при изучении процессов хозяйственного развития вряд ли целесообразно выделять какой-нибудь особый период. В понятии издержек производства, с точки зрения Касселя, столь же мало смысла, как и в идее среднего производственного периода,- идее, опираясь на которую, как он доказывал, пытаются сопоставлять между собой различные моменты; но Кассель проходил мимо тог" факта, что его собственная теория цен должна была указать основу для приведения различных явлений к общему знаменателю. Некоторые из его представлений, по существу, граничили с мистикой; так, например, Кассель настаивал на том, что с общественной точки зрения реальный капитал - это "внешнее" явление: если он раз вложен, то он связан навсегда. Кассель настойчиво утверждал, что для правильного исследования капитала, требуется исчислить коэффициент капитал - доход 106, и почти наверняка он окажется неизменным.

Хотя идея Касселя о непрерывности производства, по-видимому, предполагала, что фактор времени имеет существенное значение, однако, отчасти признав его роль на словах, он этим и ограничился. В результате оказывалось, что не существует связи между фактором времени и капиталом и процентом, в отличие от того, что пытались доказать представители австрийской школы, а характерные черты экономики, связанные с обменом, вводились de nuovo без особой связи с процессом производства. Путем превращения одного товара в средство обращения вся система легко наделялась признаками денежных отношений 107. Внезапно весь анализ капитала переносился на понятие денежной суммы, которая в данное время оказывается воплощенной в конкретных элементах капитала, но при продаже на рынке может принять другую форму. Вслед за этим Кассель подробно анализировал капитал, в результате чего появилось разграничение между "формальным" и "абстрактным" капиталом. Он явно стремился разграничить два понятия капитала - как подвижного фонда и как совокупности благ, в которых он воплощен. В этом вопросе он занял промежуточное положение между австрийской школой и американскими экономистами и мог использовать наиболее убедительные аргументы каждой из сторон.

Что же касается дохода, писал Кассель, то различия между ним и капиталом не столь уж велики. Такую точку зрения, конечно, вполне можно понять, если учесть, что производство представлялось Касселю непрерывным процессом; ведь потребность в понятии дохода возникает только тогда, когда человеку приходится искусственно расчленять этот процесс на отдельные периоды. Но даже Кассель не мог отрицать того, что эта идея плодотворна. Он предполагал, что в обычных условиях производство приспосабливается к распределению дохода между сбережением и потреблением. Но Кассель возражал против использования слова "инвестирование", считая, что операция, описываемая этим термином, подразумевается уже самим понятием дохода и деятельностью банков, которые аккумулируют сбережения, принадлежащие многим лицам, и направляют их для хозяйственного использования 108. Он признавал, однако, что пропорции, в которых доход распределяется между сбережением и потреблением, имеет важное значение, поскольку изменения в этих пропорциях оказывают серьезное воздействие на структуру производства. В этом месте могло сложиться впечатление, что Кассель намерен продолжать анализ реальных факторов, однако в действительности дело обстояло по-иному. Вместо этого он вновь прибегал к объяснению с помощью денежных факторов; по существу, все изменения удельного веса сбережений Кассель объяснял изменениями процентной ставки и реакцией, которую новая обстановка может вызвать у центральных банков.

"Монетарное" определение дохода у Касселя по меньшей мере громоздко. В состав дохода, по его мнению, входит полная стоимость благ, направленных на личное потребление, плюс всякий чистый прирост капитала. Из этого следовал вывод о том, что совокупный доход как раз достаточен для полного финансирования совокупного реального потребления и выплаты "прибавочной стоимости", приходящейся на землю и капитал. Доход проистекает из оплаты услуг, оказываемых факторами производства, и поэтому размеры дохода равны общей сумме платежей владельцам факторов. Эта сумма должна быть достаточна для того, чтобы выкупить совокупный продукт, последний, по существу, должен этими платежами исчерпываться 109. Такая система характеризуется бесперебойным кругооборотом, и вследствие этого сбережение в действительности не может служить препятствием для экономического развития. В справедливости такого вывода, по мнению Касселя, можно убедиться, если потребление и сбережение - так же как и производство- считать непрерывными постоянными процессами. Если рассматривать действительно длительные периоды, то стабильности способствует такой рост дохода, который пропорционален увеличению капитала. В связи с этими рассуждениями Кассель и сделал свой знаменитый вывод о том, что капитал увеличивается на 3% в год 110. Впоследствии он использовал свою теорию капитала и дохода для того, чтобы противопоставить ее кейнсианскому учению, которое, с точки зрения Касселя, разумеется, совершенно неправильно. Процесс сбережения не означает, что какая-то часть покупательных средств оказывается парализованной, восклицает Кассель; это объясняется тем, что внутри хозяйственной структуры не существует никаких факторов, которые могли бы уменьшить покупательную способность в сравнении с общими размерами производства. (Хотя этот вывод был сделан до того, как получила распространение автоматизация, все же Кассель имел известные представления о последствиях рационализации, однако в то время он был убежден, что технические усовершенствования всегда должны приводить к увеличению численности рабочих мест.) Кейнсианская теория, по мнению Касселя, допускает смешение средства платежа и реального платежеспособного спроса; депрессия объясняется просто денежными факторами, и, следовательно, английский экономист допускает ошибку, когда апеллирует к эффективному спросу! 111 (Этот тезис, кстати сказать, связан с концепцией Хайека - Мизеса.) Однако все манипуляции, предпринимавшиеся в Соединенных Штатах на ранней стадии "Нового курса", должны были показать Касселю, что денежные факторы недостаточно эффективны. После 1940 г. в действие вступили реальные факторы, вызванные к жизни военным производством, и развитие событий показало, что в конечном счете прав был именно Кейнс.

Еще в начале своей научной деятельности Кассель решил, что важное значение имеет лишь цена; он изложил эти представления в своей первой серьезной работе, а впоследствии отстаивал их, по существу, в каждом произведении 112. Решимость Касселя разделаться с теорией стоимости и отыскать для экономической теории новые формы граничила с ожесточенностью. Кассель подчеркивал, что понятие стоимости связывается с неопределенными психологическими процессами, исследование которых не сулит большого успеха ученому, стремящемуся к точному анализу. Экономическая теория вполне может обойтись и без этого понятия 113. Столь решительная ампутация, по мнению Касселя, фактически может принести некоторую пользу, поскольку появляется возможность объединить теорию денег с теорией цен. Во всяком случае, стоимость является не чем иным, как гипотетической ценой. Тем самым политическая экономия превращается в науку "...имеющую дело с величинами и их соотношениями, а также с условиями равновесия между силами, которым следует дать количественное выражение" 114. Кассель в известном смысле прибегает к использованию своего рода "бритвы Оккама". Сама теория стоимости не ясна. Чем же является стоимость - полезностью, способностью к обмену или возможностью распоряжаться благами? Если в основе стоимости лежит полезность, то неопределенна единица ее измерения. По мнению Касселя, из этого со всей очевидностью явствует, что при рассмотрении экономических проблем следует ограничиваться ценой и не отрываться от этого точного показателя, поскольку он как бы коренится в недрах хозяйства, основанного на обмене. Авторы, начинавшие исследование с теории стоимости, просто следовали неосознанному желанию вернуться к некоему первоначальному моменту существования натурального хозяйства, не знавшего денег. Кассель настаивал на том, что деньги существовали всегда: на всех ступенях развития общества существовали те или иные средства обмена. Кассель был уверен в том, что "в истории человечества не существовало такого общества, которое, испытывая, как правило, зависимость от товарного обмена, не использовало бы при этом денег" 115. Отправным моментом исследования должна поэтому служить фиксированная и не подверженная изменениям единичная операция обмена, а логика анализа неизбежно приведет к теории цены - иначе невозможно получить количественно определенные результаты. Однако Кассель был достаточно осторожен и не предлагал в качестве панацеи чисто математические методы; по существу в его словах слышался намек: если-де математические методы используются не так искусно, как в его работах, они, вероятно, служат лишь помехой. Кассель прежде всего стремился четко формулировать свои мысли, и он предпочитал обходиться без таких понятий, как рикардианские издержки производства, Марксова прибавочная стоимость или Бем-Баверково ажио.

В чем, по мнению Касселя, заключается принцип установления цен? Кассель отмечал, что "...процесс установления цен определяется соответствующими условиями, при этом устанавливаются все цены, и устанавливаются одновременно. Социально-экономическая функция этого всеобщего процесса установления цен состоит в ...осуществлении всеобщего экономического принципа, присущего рыночному хозяйству" 116. Основываясь на том, что характер индивидуальных покупок есть функция цены, Кассель выдвинул теоретическую концепцию, согласно которой спрос остается неопределенным до тех пор, пока не установились цены на все товары. По сути дела, это был дословный пересказ мыслей Вальраса, однако в своей книге "Общественное хозяйство" Кассель ни разу не упоминает своего прославленного предшественника. В книге "Количественный анализ" Кассель фактически приписывает себе лично честь "открытия" идеи о всеобщем равновесии 117. Викселль, конечно, не мог равнодушно пройти мимо такого искажения фактов и отчитал за это своего оппонента.

К числу излюбленных идей Касселя относился "принцип редкости", служивший составным элементом его теории цен; этот принцип должен был показать, что при недостаточном предложении благ и наличии неудовлетворенной потребности важно каким-то образом ограничить спрос. Центральную роль здесь играет цена, поскольку ее основная функция состоит в таком ограничении спроса, при котором будет достигнуто равновесие между спросом и предложением. Когда речь идет о капитале, такую ограничительную функцию выполняет процентная ставка, которая устанавливает равенство между спросом на капитал и его ограниченным предложением. По мнению Касселя, когда люди действуют в соответствии с требованиями "принципа редкости", направление хозяйственной деятельности оказывается правильным, и не приходится прибегать к каким-либо этическим наставлениям. В этом и заключается важнейший принцип хозяйственной деятельности 118. Метод Касселя состоял в том, что он шел от цены к спросу и предложению. В цене он видел скорее организующий принцип, а не результат действия рыночных сил. Действительно, цена, по Касселю, сама по себе является активной силой: "...Функция цен состоит [в таком] ограничении спроса на каждый отдельный товар, при котором предложение будет соответствовать спросу" 119.

Теоретическая система Касселя содержит также мысль об эластичности спроса, но его представлениям недостает точности, с которой этот вопрос излагается в настоящее время в большинстве хороших учебников. Однако он понимал, что эластичность спроса, то есть реакция спроса на изменения цен, играет важную роль, особенно при установлении тарифов на услуги предприятий общественного пользования. Однако более важным он считал "принцип редкости", открытие которого, по мнению Касселя, представляло собой выдающийся вклад в экономическую науку. С помощью этого принципа удавалось подчеркнуть, что центральную роль в общественном хозяйстве играет сама хозяйственная деятельность: редкость и наличие обмена - вот все, что требуется знать экономисту. От всех остальных серьезных проблем - например, от теории стоимости и распределения - Кассель не только уклонялся, он просто стремился покончить с ними.

Однако принцип редкости, по-видимому, распространяется не на все ситуации. Даже Кассель признавал, что, поскольку этот принцип не является подлинно универсальным, возникает необходимость в разработке дополнительных принципов. Первый из них - принцип дифференциального дохода - объясняет колебания цен в условиях, когда в изготовлении одного и того же товара участвует несколько фирм с различными издержками производства; в результате этого некоторые из них, вероятно, получают "дифференциальную" прибыль. Формулировка данного принципа напоминала рикардианскую теорию дифференциальной ренты. Вопреки заявлениям Касселя о стремлении быть оригинальным ему все же приходилось использовать идеи классической школы. Второй дополнительный принцип касался вопроса о снижении средних издержек; из него следовало, что при расширении производства, вызывающем снижение средних издержек, цена должна последовать за издержками производства. Третий принцип - принцип замещения - гласил, что при наличии нескольких альтернативных методов производства должен применяться тот метод, который обеспечивает самые низкие издержки. Следовательно, все эти сложные построения сводились в основном к попытке установить связь между издержками производства и механизмом установления цен. Кассель не представлял себе, насколько излагаемые им принципы совпадали со взглядами английских представителей классической школы, которых он перед этим с таким презрением третировал. Знакомясь с этими представлениями Касселя, нельзя не прийти к выводу, что критика Викселля в его адрес совершенно обоснованна 120. Идея замещения, по-видимому, имеет смысл лишь в том случае, если можно предположить, что факторы производства обладают определенной взаимозаменяемостью. Эта предпосылка лежит в основе теории линейного программирования - современного математического метода, с помощью которого можно решить как раз задачу о том, в каких пропорциях следует использовать факторы для того, чтобы на данном участке производства обеспечить наибольший выпуск продукции при наименьших затратах 121.

Анализ Касселя не только громоздок, но часто и неточен. Однако несмотря на то что его анализ издержек производства изобиловал противоречиями, все же издержкам производства Кассель отводил существенную роль. Он отмечал, что фирма может продолжать функционирование даже в том случае, если выручка возмещает лишь основные издержки 122. Однако теоретическая система Касселя, как уже отмечалось, по существу, совпадает с представлениями Вальраса. Постулировав необходимость одновременного рассмотрения системы уравнений, Кассель переходил к изменяющимся условиям предложения. Производственные функции, или "технические коэффициенты", предполагаются неизменными. В таком случае принцип редкости требует, чтобы на каждое готовое изделие, а также на каждый фактор производства была установлена цена. Уравнения вытекают из определений: спрос на каждый товар есть функция от его цены и от цен на все остальные товары. С другой стороны, предложение есть функция не только от цены, но также и от количества товаров. Если в производственной функции задать известные сведения о средствах производства, то можно однозначно определить соотношение между предложением и ценами самих факторов производства. Таким образом, соотношения между различными системами уравнений позволяют не только решить задачи установления цен, но и определить, что плата за факторы производства - это и доходы, и издержки, а также источник спроса на товары 123. Другими словами, цена каждого товара равна сумме цен факторов, применявшихся в процессе его производства, а совокупное предложение факторов равно их общему количеству, использованному в процессе производства. Существует связь между ценами готовых товаров и ценами факторов производства. Каждой цене соответствует определенное предложение факторов производства и определенный спрос на товары, а также на факторы производства. При определенном сочетании цен устанавливается равновесие. Иначе говоря, таким путем одновременно конструировалась теория производства и распределения, поскольку когда цены устанавливаются на данном уровне, тем самым определяется также и характер распределения. Центральную роль в этой системе играет предприниматель, который покупает факторы производства, продает готовую продукцию и координирует все операции.

Викселль подверг критике концепцию Касселя за то, что в ней не рассматривается проблема сбережений - инвестиций и поэтому все теоретические построения статичны. Кассель никак не связал инвестиции с потоком дохода, а также не принял во внимание различные формы "утечки" ("leakages") доходов. Кроме того, он не считал капитал особым фактором производства, в связи с чем спрос на капитал не стал у него частью исследуемой системы и он не уделил внимания зависимости между ожидаемым доходом и текущими издержками. В результате Кассель должен был трактовать процент просто как цену наличного капитала 124. Критические замечания высказывались также по поводу того, что Кассель смешивал расчетные (accounting) цены с денежными ценами. Следовательно, товарные уравнения, приведенные в первых параграфах начальных разделов книги "Общественное хозяйство", не могут быть полностью применимы к конкретным условиям того хозяйственного строя, на который Кассель впоследствии ссылался 125.

Интерес Касселя к проблеме процента и капитала обнаружился еще в начале его научной деятельности, когда он опубликовал книгу "Сущность процента и причины его существования". Книга открывается обширным вступлением, в котором - в полном соответствии с традициями экономистов Центральной Европы - приведен обзор прежних теорий; Кассель упрекает своих предшественников в том, что они шли по ложному пути, причем особенно достается Бем-Баверку. Кассель отвергал понятие ажио, считая, что оно, по существу, лишено четкости и что акцент на идее обмена между настоящим и будущим не особенно удачен 126. Кассель был убежден в том, что процент представляет собой просто цену, уплачиваемую за определенный предмет или за услугу. По его мнению, только такой подход вообще позволяет понять те аспекты процента, которые связаны со спросом и предложением и которые невозможно объяснить с помощью "трех оснований" Бем-Баверка. Однако и сам Кассель не добился больших успехов: процент ему представлялся ценой, уплачиваемой за "ожидание" или за использование капитала, а капитал он определял как "независимый и первичный" фактор производства 127 - взгляды, которые следует признать довольно примитивными. Более того, когда Кассель говорил, что процент лишь выражает реальные экономические условия и поэтому не обязательно знать, на каком уровне он должен находиться, тем самым вся проблема сводилась к спросу на заемные средства и их предложению. Кассель связывал этот вопрос с проблемой ожидания услуг, которые могут быть предоставлены товарами длительного пользования 128. Ожидание, по словам Касселя,- это неотъемлемый элемент экономики, потому что с теоретической точки зрения производство включает и затрату времени. Такая затрата фактически является синонимом капитала, и поэтому она образует фактор производства. Для того чтобы измерить ожидание, требуется лишь умножить определенную сумму денег на продолжительность периода. Однако все это в основном производит впечатление словесных ухищрений, поскольку Кассель здесь скользил по поверхности реальных экономических явлений. Совершенно очевидно, что его анализу не свойственны теоретическая глубина и подлинное проникновение в сущность событий. При всем своем многословии Бем-Баверк как теоретик был явно выше Касселя.

С увеличением численности населения спрос на "ожидание" удовлетворяется благодаря обычному накоплению капитала 129. Изменения техники, ведущие к сбережению капитала, сокращают спрос на "ожидание". Однако, по словам Касселя, как правило, спрос на капитал непрерывно расширяется, и эта тенденция может еще более усиливаться низкой процентной ставкой 130. Он полагал, что существует важное различие между сбережением капитала, когда процентная ставка превышает 3 %, и сбережением капитала при более низкой процентной ставке. Кассель доказывал, что реакцией на изменения процентной ставки при низком исходном уровне могут явиться резкие колебания в размерах сберегаемого капитала. При высоких процентных ставках сбережение, по всей видимости, обусловлено наличием ресурсов, однако, когда процентная ставка понижается, капиталисты сберегают меньше, а средние слои населения - больше 131. Капиталист заинтересован в равномерном поступлении дохода, в связи с этим более низкая процентная ставка способствует потреблению капитала. Однако утверждение о том, что уменьшившееся сбережение капиталистов компенсируется расширившимся сбережением средних слоев, представляется лишенным реальных оснований.

Здесь Кассель ставит интересную и малоизученную проблему соотношения между сбережениями и продолжительностью жизни. Он полагал, что кратковременность человеческой жизни ставит понижению процентной ставки предел, так как исчезают стимулы к слишком продолжительному сбережению, преследующему цель: обеспечение постоянного притока доходов 132. В связи с этим маловероятным представляется такое понижение процентной ставки, при котором она окажется намного меньше 3%, вследствие того что столь низкая ставка лишь побудила бы к потреблению капитала. Тем самым предполагается, что, когда ставка ниже 3%, реакция сбережений на ее колебания эластична, а при ставке, превышающей 3%, эта реакция обычно утрачивает эластичность. Падение процентной ставки ниже уровня в 3% позволяет владельцам ценных бумаг, превратив свои вложения в аннуитеты, увеличить денежные доходы. Этим Кассель хотел сказать, что поддержание денежных расходов на прежнем уровне в условиях снижения процентных ставок приводит к потреблению капитала, а это, в свою очередь, может уменьшить предложение капитала 133. Эти тенденции устанавливаются в периоды, когда большая часть капитала оказывается в распоряжении старшего поколения. Фактором, противодействующим влиянию этой тенденции и расширяющим размеры наличного капитала, является увеличение продолжительности жизни. Однако там, где преобладающая часть капитала принадлежит учреждениям и корпорациям, для которых невозможно определить продолжительность жизни, аргументация Касселя, по-видимому, лишается смысла. Кроме того, основной стимул к сбережению, вероятно, заключается не в стремлении индивидуума равномерно получать доход, а в желании обеспечить своих детей в начале их жизненного пути. Такие мотивы, по-видимому, не связаны с размерами процентной ставки.

Тем не менее сбережение, с точки зрения Касселя, образует источник капитала или "ожидания". В свое время среди экономистов было распространено мнение о том, что сбережение образует вычет из дохода, в том числе и из заработной платы; это создавало впечатление, будто бы существует авансируемый капиталистом фонд заработной платы. Но в действительности, продолжал Кассель, в условиях бесперебойно функционирующей экономики дело обстоит не так. В этих условиях существует скорее непрерывный поток товаров, среди которых одни представляют незавершенное производство, а другие - готовую продукцию. Владельцы сбережений претендуют на часть этого потока: это и есть процент. Рабочие также предъявляют свои притязания в форме заработной платы. Обе части потока совместно образуют потребление. Складывается впечатление, что Кассель приближался здесь к "исследованию потоков", но в конечном счете он увязал в довольно громоздких формулировках. Внезапно существенным фактором у Касселя становился не сам реальный капитал, а скорее возможность распоряжаться капиталом. Однако, несмотря на использование новых определений и терминов, весь анализ Касселя почти не отличается от обычного описания механизма спроса и предложения.

Подробное исследование ренты у Касселя мало способствовало дальнейшему развитию этого аспекта теории распределения. Он выступил против теории ренты Рикардо, утверждая, что в действительности рента представляет собой элемент издержек производства 134. Однако нечеткая трактовка Касселем различий между рентой, как договорным платежом, и теоретическим понятием ренты порождала немалую путаницу. Центральный принцип всей теоретической системы - редкость - определяет ренту, которая, с его точки зрения, является не чем иным, как ценой услуг земли. По существу, такое заключение не может вызвать возражений, с ним соглашался и Викселль 135; но утверждение Касселя о том, что Рикардо не принимал во внимание различий в капитале и труде, используемых на отдельных земельных участках, попросту неверно. Кроме того, предположение Касселя насчет того, что можно увеличить стоимость продукта, уменьшив количество используемой земли, обнаруживает компромисс между принципами возрастающей и убывающей доходности.

Теории заработной платы Кассель подразделял на пессимистические и оптимистические, в качестве примера пессимистической теории, которую, как и можно было ожидать, Кассель отвергал, он ссылался главным образом на концепцию Рикардо. Пессимистические теории являются ошибочными в своей основе, о чем свидетельствует, по его мнению, непрерывное повышение как заработной платы, так и жизненного уровня 136. Как уже отмечалось, Кассель подверг критике теорию фонда заработной платы вследствие того, что наряду с прочими ошибочными положениями она предполагала наличие периодичности в хозяйственной жизни, тогда как в действительности такой периодичности не существует. Теория предельной производительности, которая, по мнению Касселя, относится к числу "оптимистических", также ошибочна вследствие того, что используемый в уравнении цены маржиналистский принцип не носит объективного характера 137. Как и по другим факторам производства, заработная плата представляет просто цену, определяемую относительной редкостью. Последнюю же следует рассматривать с точки зрения спроса на данный фактор производства, а спрос в свою очередь зависит от работы, которую требуется проделать. В таком случае основным фактором производства оказывается труд (другим фактором является ожидание), причем существует много различных видов труда. Это существенно осложнило проблему, и, рассматривая труд в качестве фактора производства, приходилось подразумевать под ним возможность на протяжении данного промежутка времени приводить в действие определенные способности 138. Ценой, уплачиваемой за такое право или возможность распоряжаться трудом, и является, как утверждал Кассель, заработная плата. Подобные представления опять-таки мало отличались от обычной теории спроса и предложения, причем в описание механизма спроса и предложения вносилась крайняя путаница, поскольку доход рабочего, говорил Кассель, включает некую сумму сверх "заработной платы". Он не уточнял, что же представляет собой такой излишек, но считал, что размеры заработной платы и дохода не совпадают 139. Такое утверждение, разумеется, правильно, если рабочий владеет акциями и другими ценными бумагами, однако Кассель, вероятно, имел в виду не это.

Низкий уровень заработной платы в таком случае можно объяснить наличием излишней рабочей силы. Во втором издании книги "Общественное хозяйство" Кассель высказался в поддержку рационализации промышленности и с сожалением говорил о том, что профсоюзные монополии, тарифы и правительственная помощь безработным ставят препятствия на пути повышения эффективности 140. О консервативных взглядах Касселя свидетельствует также и его утверждение, будто лучше способствовать тому, чтобы каждый рабочий смог заботиться о себе сам, чем устанавливать доплаты рабочим в случае низкого заработка 141. Кассель полагал, что свобода передвижения из одной страны в другую превратит труд в более подвижный фактор производства. Впоследствии Гуннар Мюрдаль подчеркнул, что в этом вопросе взгляды Касселя, по крайней мере в их общем виде, совершенно правильны 142. Однако основные упреки он, как и можно было предположить, адресовал профсоюзам, которые, по его мнению, пытаются установить "монополии" в сфере своей деятельности. В этом, по Касселю, и состоит основная причина безработицы, поскольку выдвигаемое профсоюзами требование высокой заработной платы приводит к тому, что спрос оказывается меньше предложения, а это по сути дела автоматически влечет за собой безработицу. Предложенное Касселем решение заключается в том, чтобы использовать большее количество рабочих в сельском хозяйстве и снизить уровень заработной платы промышленных рабочих. Он, по-видимому, не понимал, что последняя задача должна быть осуществлена законодательным путем, потому что в условиях рыночного хозяйства обе указанные задачи находятся в явном противоречии. Единственную разумную причину ограничения миграции он видел в "...естественном желании сберечь лучшие свойства расы, сохранить ее чистоту, предотвратить смешение с такими элементами, которые, сами по себе обладая достоинствами, оказывают пагубное влияние на будущность данной расы" 143.

Стоимость денег также определяется принципом редкости, что проявляется в относительной дефицитности средств, обладающих реальной покупательной силой. Но теория денег носит столь же статичный характер, как и вся остальная система Касселя. Основная денежная единица фиксирована и неизменна, в известном смысле о ней просто достаточно сказать, что она существует, так что цены можно определить из системы уравнений, характеризующих общее равновесие. Кассель полагал, что в этом проявляется единство теории денег и теории цен; однако, если такое единство и существует, оно чисто формально. Рассматривая Проблему денег, он, по существу, воспроизводил количественную теорию, согласно которой общий уровень цен зависит от количества денег в обращении. Но Кассель нигде не уточнил, что он при этом имел в виду: зависит ли стоимость денег от политики банков или она основывается на соотношении между общей суммой обращающихся денежных знаков и единицей золотых денег, служащих их обеспечением, а также на возможности обменять денежные знаки на золото.

Довольно широкую известность принесло Касселю его исследование количественного соотношения между размерами золотого запаса и уровнем цен. Сопоставив оптовые цены в 1850 и 1910 гг. с размерами золотого запаса, он пришел к выводу о том, что цены в эти годы находились примерно на одном уровне. По его словам, это объясняется неуклонным и постепенным увеличением золотого запаса в среднем на 2,8% в год. Периоды повышения цен (например, рост цен с 1896 по 1914 г.) были вызваны чрезмерным увеличением золотого запаса, а причиной понижения цен с 1873 по 1896 г. явился недостаток золота. Поэтому стабильность цен, по-видимому, обеспечивается при поддержании надлежащей пропорции между золотым запасом и темпами хозяйственного роста. Если это условие не соблюдается, тогда как утверждал Кассель, трудно сохранять цены на одном и том же уровне 144. В случае когда изменение золотого запаса не соответствует темпам хозяйственного роста, возникает необходимость в использовании резервов центральных банков. Однако Кассель проходил мимо известного факта, что в XIX в. долгое время серебро играло более важную роль, чем золото. К тому же периоды, которые он выбрал для обоснования своей концепции, по-видимому, нехарактерны, поскольку это были именно те годы, когда расширялось использование золота. Аргументация Касселя становится еще более уязвимой, если принять во внимание, что розничные цены в тот период были гораздо менее стабильны, чем оптовые. С таким же успехом можно доказывать, что уровень цен был скорее причиной, а не следствием изменений в масштабах добычи золота145.

Кассель также пытался увязать регулирование золотых запасов и денежного обращения с процентом и сбережением. В связи с существованием принципа редкости, то есть механизма, благодаря которому устанавливается соответствие между спросом и ценой, становится нелогичной мысль о том, что недостаточные размеры дохода исключают возможность сбережения. Исчерпание средств для инвестирования Кассель считал немыслимым вследствие того, что лица, осуществляющие сбережения, просто могут предоставить необходимый капитал. Если должно произойти тезаврирование денег в каких-либо формах, то в качестве противодействующего средства можно использовать кредитно-денежную политику, включая выпуск дополнительных денежных единиц. Явная противоречивость таких представлений не смущала Касселя, согласно которому все хозяйственные недуги излечиваются с помощью манипуляций в сфере денежного обращения и изменения ставок банковского процента. Даже неограниченная бумажно-денежная эмиссия может обеспечивать благотворные результаты, однако наилучшей политикой после первой мировой войны явилось бы возвращение к золотому стандарту. Подобные представления восходили к викторианской эпохе, и в 20-х годах Кейнс убедительно доказал, что такая политика приводит к гибельным последствиям. Кассель мог лишь утверждать, что восстановление свободного размена на золото оказалось невозможным, так как валютные курсы не соответствовали внутренней покупательной способности денег в различных странах - ведь эта проблема еще более острая, чем вялое движение капитала в сфере международной торговли.

И если многие из идей Касселя сомнительны, все же его исследование экономического цикла представляется в основном довольно удачным. Еще в самых ранних работах Кассель отмечал периодичность торговых кризисов и задавал вопрос: как можно охарактеризовать такие кризисы в свете политических потрясений, нарушений в сфере денежного обращения, изменений тарифов, правительственного вмешательства и роста монополий? Если бы не такие чрезвычайные факторы, хозяйственная система, по его мнению, не знала бы никаких потрясений. Однако Кассель признавал, что кризисы могут вызываться изменениями в технике, а также процессами, развертывающимися при переходе от примитивного или феодального хозяйства к более сложному хозяйственному строю. Когда Кассель говорил о том, что важными показателями цикла являются выплавка чугуна и добыча угля, кажется очевидным, что на его представления оказали влияние Шпитгоф и Туган-Барановский. Кассель писал: "В период подъема особенно быстро увеличивается производство основного капитала; в период спада, или депрессии, производство этих товаров падает ниже ранее достигнутого уровня" 146. Чуть дальше он добавлял: "...изменения, происходящие от периода подъема до периода спада, по самой своей сущности представляют изменения в размерах производства постоянного капитала, однако они не связаны непосредственно с темпами развития производства" 147. Дополнительный спрос на рабочую силу, вызываемый расширением производства, удовлетворяется благодаря существованию безработных, ряды которых часто пополняются за счет избыточных работников сельского хозяйства. Такое движение рабочей силы отражает меняющуюся структуру экономики 148. В фазе подъема в условиях хозяйственного роста усиливается процесс перехода рабочих из сельского хозяйства в промышленность, а также ускоряется развитие отраслей, выпускающих капитальные блага. В такие периоды темпы роста часто оказываются выше "нормальных" - мысль, которую в послекейнсианской политической экономии развивали Рой Харрод и Евсей Домар. В концепции Касселя подразумевалось также понятие акселератора; особенно наглядно это проявилось в утверждении о том, что сокращение потребительского спроса вызывает уменьшение выпуска потребительских товаров и в конечном счете - приостановку развития в зависящих от них отраслях, выпускающих производственные блага. Например, анализируя развитие судостроительной промышленности Англии, Кассель отмечал, что "...достаточно небольших отклонений от устойчивого пропорционального роста, чтобы вызвать серьезные потрясения в судостроительной промышленности. Поэтому маловероятной кажется перспектива такого развития отраслей, производящих капитальные блага, при котором эти отрасли будут функционировать совершенно равномерно, не подвергаясь никакому влиянию [циклических колебаний]" 149.

Конец бума наступает в условиях возросшей редкости капитала, которая отражается на процентной ставке. При данном уровне доходов низкая процентная ставка означает высокую стоимость капитала. По мере того как спрос на капитал расширяется, он оказывает давление на процентные ставки, вызывая их повышение, а это, в свою очередь, приводит к падению стоимости капитала. Когда прибыль оказывается ниже уровня процента, исчезают стимулы к производству основного капитала. Бум сменяется депрессией. Однако Кассель не указывал точно, что же является первопричиной депрессии - изменение процентной ставки или изменение стоимости постоянного капитала. Он настойчиво утверждал, что в высшей точке подъема не существует "насыщения" хозяйства капиталом. По его мнению, всегда имеется достаточно возможностей для вложения капитала, и поэтому нельзя полагать, что основную роль играет снижение ожидаемого дохода на капитал. Сомнения и колебания, возникающие в такой момент, вызываются скорее повышением процентных ставок. Это означает не перепроизводство, а недостаток капитала и, разумеется, недостаток сбережений; все это проявляется в том, что предприниматели не могут завершить начатые объекты 150. Такая нехватка капитала обычно маскируется тем, что во время процветания банковская система расширяет предложение денег. Другими словами, происходит разрыв между денежными потоками и производством.

Кассель утверждал, что предпосылки возобновления экономического цикла не исчезают; непрерывно повторяясь, он воплощает ту цену, которую приходится платить за прогресс. Только таким образом можно обеспечить переход к новой технологии, возникновение новых отраслей и использование новых ресурсов, то есть все то, что характеризует прогрессивное хозяйство. Такие процессы играют роль внешних толчков, без которых постепенно исчезли бы циклические колебания. Следовательно, в самом внутреннем механизме капиталистической экономики не содержится никаких причин, порождающих подъем и процветание, - они всегда вызываются внешними толчками. В связи с этим теория Касселя приобретала, как отмечал Элвин Хансен, почти эконометрический характер. Изобретения, быстрое хозяйственное развитие новых районов и рост населения ведут к "вспышкам" новых инвестиций, вызывая такой рост цен на капитальные блага, при котором эти цены оказываются выше существовавших вначале издержек. Впоследствии процентные ставки повышаются, и процесс капитализации влечет за собой снижение стоимости постоянного капитала. Параллельно, вероятно, происходит увеличение издержек, с которыми сопряжено производство постоянного капитала, вследствие чего сокращается доход, образующийся как разность между стоимостью оборудования и издержками его производства. Все эти процессы, а также различные лаги, которыми характеризуются ответные реакции предпринимателей, и образуют основную причину, порождающую периодическое развертывание подъемов и спадов. К сожалению, анализ Касселя в большинстве случаев был недостаточно четким: если всегда существуют возможности для новых инвестиций, почему Hie в таком случае не происходит систематического роста? Несколько легковесно решался также вопрос о том, почему исчезают стимулы к инвестированию. Действительно ли процентная ставка играет столь важную роль? Являются ли внешние толчки единственным источником экономического развития? Несмотря на обширные статистические материалы и отдельные глубокие замечания, вся теоретическая концепция рухнула под тяжестью вопросов, оставшихся без ответа.

Идеи Касселя оказали существенное влияние и на развитие другой области экономической теории - теории международной торговли. В этой области он также в основном придерживался принципов экономической науки XIX в. Хотя Кассель настойчиво утверждал, что он не относится к числу догматических приверженцев принципа свободной торговли, однако в своей лекции, прочитанной в 1934 г., он высказал убеждение в том, что все существующие в мире беды порождены протекционистской политикой 151. Основным фактором, способствовавшим появлению этих зол, было, по его мнению, нарушение равновесия в сфере денежного обращения, так как из-за этого не могли полностью проявиться естественные процессы хозяйственного восстановления. "Дефляция", которая развернулась в Соединенных Штатах с 1928 г., парализовала вывоз капитала и вызвала кредитные ограничения во внутренней торговле. Это привело к падению цен и повлекло за собой широкую волну банкротств среди заемщиков. Правительство прибегло к протекционистской политике, пытаясь возвести оборонительную "китайскую стену", однако, по мере того как хозяйственный недуг распространялся из одной страны в другую, подобные мероприятия теряли смысл. Квоты, мероприятия по осуществлению контроля и рестрикции на практике приводили лишь к углублению депрессии. Усиление автаркии подрывало международное разделение труда и вызывало сокращение мирового производства. Потерпел крушение золотой стандарт, который ранее так эффективно функционировал, опираясь на принцип паритета покупательной силы. Ставки заработной платы больше уже не могли приспосабливаться к притоку и отливу валютных резервов из одной страны в другую. Мероприятия по осуществлению протекционистской политики вовлекли правительство в сферу деятельности частных предпринимателей и неминуемо вели к плановой экономике. А это влекло за собой еще более серьезные проблемы, потому что в условиях плановой экономики распределение дохода между сбережением и потреблением не может быть сколько-нибудь эффективным. По мере того как получают распространение социалистические идеи, раз и навсегда исчезает вера в автоматическое функционирование экономики .

Решение этой острой проблемы заключалось, по мнению Касселя, в обеспечении "нормальных" валютных курсов, когда цены, заработная плата и издержки могут приспосабливаться к этим курсам; тем самым установился бы подлинный паритет покупательной силы различных валют. Только таким путем могла бы быть обеспечена надежная гарантия равновесия в международных экономических отношениях. Хотя понятие паритета покупательной силы не было новым, активные выступления Касселя в печати в поддержку этого принципа создавали впечатление, что он его автор. Однако эта теория была выдвинута Джоном Уитли, который еще в 1803 г. довольно четко изложил основные ее положения. А Кассель только в 1916 г. выступил в защиту теории международных экономических отношений, основанных на определенных соотношениях между средними уровнями цен в отдельных странах. Он доказывал, что в условиях нормальной торговли устанавливается такой валютный курс, который отражает соотношения между покупательной силой соответствующих . валют. Когда в одной из стран цены повышаются, валютные курсы должны измениться таким образом, чтобы новый курс был равен старому, помноженному на коэффициент, который характеризует соотношение между "степенью развития инфляции" в соответствующих странах. Иначе говоря, новый валютный курс устанавливается исходя из соотношения между покупательной силой денег в различных странах. Теория Касселя в основном ориентировалась на условия бумажно-денежного обращения и предполагала, что постоянные валютные курсы могут поддерживаться с помощью кредитно-денежной политики, оказывающей влияние на уровень цен на внутреннем рынке. При существовании паритета покупательной силы ни одна страна не будет иметь преимуществ перед другими. Существует определенный валютный курс, который позволяет стране торговать даже в том случае, если она располагает недостаточными ресурсами 152. Эти различия могут быть достаточно велики для того, чтобы сделать выгодной перевозку товаров, несмотря на транспортные издержки, ибо побудительным мотивом международной торговли, по словам Касселя, являются именно такие особенности, основывающиеся на различиях в первичных факторах производства, производственных функциях и спросе. Задача торговли состоит в выравнивании этих различий 153, Паритет покупательной силы, по существу, превращается в характеристику определенных отношений и вместе с тем становится объяснением причинной связи. Валютные курсы определяются относительными уровнями цен и в конечном счете, разумеется, вездесущим принципом редкости.

Однако теория должна отвечать не только условиям бумажно-денежного обращения, но и условиям золотого стандарта. Даже если предположить, что движение валютных курсов ограничено "золотыми точками", все же должно оставаться достаточно возможностей для того, чтобы относительный спрос, предъявляемый одной из стран на товары другой, вызывал изменения в уровне цен 154. Однако это критическое замечание, вскрывавшее ограниченность теории Касселя, не смущало его: пытаясь отвести возражения, Кассель утверждал, что он имеет в виду общий уровень цен и что при рассмотрении товаров, участвующих в международной торговле, он отвлекается от транспортных издержек и тарифов. Такая трактовка, понятно, сводила всю проблему к бесплодным трюизмам. Единственное соотношение, которое оказывается существенным для международной торговли,- это отношение между ценами различных товаров, которые фактически поступают в каналы торговли. Мы стремимся приобрести другую валюту не в качестве всеобщего платежного средства, а как средство, которое позволяет купить определенные товары. Общий уровень цен не имеет отношения к этой проблеме. Кроме того, следует принять во внимание не только транспортные издержки и тарифы, но также и возможность конвертирования данной валюты в валюту других стран. Суть проблемы достаточно проста: внутренняя покупательная способность национальной валюты не обязательно должна совпадать с ее внешней покупательной силой 155.

Поскольку многие положения, высказанные Касселем, быстро устаревали, кажется непонятным, почему следует придавать важное значение его произведениям. Но дело в том, что они пользовались широким влиянием, особенно после первой мировой войны. Правда, у него было также немало противников. Касселя обвиняли в том, что его возражения против теории стоимости были продиктованы лишь личными соображениями и сводились к словесным заклинаниям, совершенно бессильным опровергнуть эту теорию и изгнать "злого духа" 156. Несмотря на отчаянную борьбу против теории австрийской школы, Кассель, по существу, сам прибегал к принципу вменения, когда пытался объяснить установление цен на факторы производства. Его теория большей частью совершенно лишена оригинальности, причем Кассель склонен был к опрометчивым суждениям, о чем свидетельствует, например, неправильная трактовка концепции Рикардо. Убеждения Касселя полностью гармонировали с английским либерализмом XIX в. Его философским взглядам был присущ эмпиризм и индивидуализм 157; об этом наглядней всего свидетельствует то, что он не мог отделаться от проблемы стоимости. Если бы Кассель захотел прислушаться к голосу других людей, а не руководствовался бы только своим собственным мнением, он, наверно, осознал бы указанный недостаток.

Кассель имел много последователей благодаря своей трактовке текущих событий хозяйственной жизни. Его отчеты и статьи, часто появлявшиеся в шведской печати, принесли ему репутацию "реалиста". Это во многих отношениях способствовало переходу молодых шведских экономистов к практическому применению экономического анализа и помогало им избавиться от увлечения теоретической схоластикой. И если трудам Касселя и не присуща такая тщательность и глубина научного исследования, какую можно обнаружить у некоторых его современников, все же его влияние оказалось не меньшим. 88 См. выше, стр. 357. 89 См. разносную рецензию Викселля на работу Касселя "Теория общественного хозяйства", приведенную в книге: Wi cksell. Lectures..., I, pp. 219H. 90 G u s t a v Cassel, The Nature and Necessity of Interest, 1903, переиздание: New York, 1957.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Биографический словарь: зарубежные экономисты

Найдено схем по теме Густав Кассель: экономическая теория как чистая теория цен — 0

Найдено научныех статей по теме Густав Кассель: экономическая теория как чистая теория цен — 0

Найдено книг по теме Густав Кассель: экономическая теория как чистая теория цен — 0

Найдено презентаций по теме Густав Кассель: экономическая теория как чистая теория цен — 0

Найдено рефератов по теме Густав Кассель: экономическая теория как чистая теория цен — 0