БАНКОВСКАЯ СИСТЕМА АНГЛИИБАНКОВСКАЯ СИСТЕМА КАНАДЫ

БАНКОВСКАЯ СИСТЕМА ДОРЕВОЛЮЦИОННОЙ РОССИИ

Найдено 1 определение:

БАНКОВСКАЯ СИСТЕМА ДОРЕВОЛЮЦИОННОЙ РОССИИ

в соответствии с указом Императора Александра II в 1860 на основе реорганизации Государственного коммерческого банка был учрежден Государственный банк (Г.б.) и утвержден его устав. Являясь структурным подразделением Министерства финансов, Г.б. был банком государственно-правительственным. Первонач. капитал составил: 15 млн р. – основной и 3 млн р. – резервный. Г.б. был важнейшим звеном гос. хозяйства, органом проведения экономич. политики пр-ва. Согласно уставу он являлся банком краткосрочного коммерч. кредита, был крупнейшим кредитным учреждением страны. Кредитование торговли и пром-сти Г.б. осуществлял через сеть контор и отделений, а также через коммерч. банки. При создании Г.б. к нему от Государственного коммерческого банка перешли 7 контор. В начале 1917 в его состав входили: 11 контор, 133 постоянных и 5 временных отделений, 42 агентства при зернохранилищах. Кроме того, банковские операции проводились в 793 казначействах (последние были подчинены через казенные палаты Департаменту государственного казначейства, но их банковскими операциями руководил Г.б.). В деятельности Г.б. выделяют два периода: с момента учреждения до 1894 (когда был утвержден второй устав) и с этого времени до 1917. Согласно уставу 1860 Г.б. создавался для «оживления торговых оборотов» и «упрочения денежной кредитной системы». Но вначале он был просто вспомогательным учреждением Министерства финансов: обслуживал казну и выполнял нек-рые функции по регулированию ден. обращения. Объем коммерч. операций по сравнению с общим объемом операций банка был незначителен. На кредитование торгово-промышл. оборота Г.б. направлял от 28% (1866–75), до 53 (1875–80) и 63% (до середины 1890-х гг.) своих коммерч. ресурсов. Осн. часть ресурсов банка в это время поглощало прямое и косвенное финансирование казны, операций по ликвидации дореформенных гос. банков. Кроме того, Г.б. выполнял функции, относившиеся к ведению аппарата Министерства финансов, – проводил выкупную операцию и вел делопроизводство по ней, а также поддерживал Дворянский и Крестьянский банки. В качестве органа экономич. политики пр-ва Г.б. принимал активное участие в создании банковской системы России. При его поддержке создавались акционерные банки и общества взаимного кредита. Вклады в дореформенные гос. банки (в 1859 они составили более 967,1 млн р.) были объявлены гос. долгом. Операции по ликвидации счетов этих банков были возложены на Г.б. Согласно уставу банк должен был производить: выплату процентов и возврат капитала по вкладам, оставшимся после свободного обмена вкладных билетов на 5%-ные банковские билеты; выплату процентов по купонам 5%-ных банковских билетов и капитала по билетам, предназнач. к погашению. Все ликвидац. операции должны были производиться за счет Государственного казначейства, но отсутствие в казне необходимых средств вынуждало Г.б. проводить эти операции в т.ч. и за счет своей коммерч. прибыли. Обороты ликвидации стали давать излишек поступлений только с 1872. В 1887 особый счет ликвидации бывших гос. банков был упразднен. Поступления по ссудам и прибыли Г.б. по этой операции стали направляться на текущие нужды казны. В 1861 Г.б. был привлечен к участию в выкупной операции. Ему был поручен выпуск выкупных свидетельств и 5%-ных банковских билетов. С 1865 на него был возложен контроль за поступлением выкупных платежей в казначейства, а также составление годовых отчетов по выкупной операции. К 1 января 1885 Г.б. выдал 85 333 выкупные ссуды на 892,1 млн р. Большую часть своих средств в 1860–70 гг. Г.б. вкладывал в государственные и гарантированные ценные бумаги. Кроме того, он продолжал выдавать Государственному казначейству краткосрочные и долгосрочные ссуды «на текущие нужды» (авансы железным дорогам; расходы по иностр. вексельным операциям, выплату лажа при приобретении золота и серебра; выдачу землевладельцам по выкупной операции наличных денег вместо 5%-ных билетов; огромные суммы на русско-турецкую войну). В результате к 1879 долг Казначейства Государственному банку составил 478,9 млн р. После назначения в 1881 на пост министра финансов Н.Х. Бунге, к-рый ввел в практику заключение гос. займов для покрытия бюджетных дефицитов, выдачи таких ссуд были прекращены. Свой долг Г.б. Казначейство начало погашать с 1881. Император Александр III Указом от 1 янв. 1881 объявил о прекращении выпуска кредитных билетов и о сокращении их кол-ва в обращении. Предполагалось в течение 8 лет изъять из обращения кредитных билетов на 400 млн р. (т.е. изымать по 50 млн р. в год). Министерство финансов полагало, что это позволит повысить покупат. способность рубля и его курс, а затем восстановить размен кредитных билетов на звонкую монету. Но в 1882 разразился экономический кризис, к-рый продолжался почти 5 лет. В результате за 1881–86 вместо 300 млн р. с баланса Г.б. было списано всего 87 млн р. Затраты Г.б. за счет казны впервые сравнялись с суммами казны, вложенными в него, только в 1896. Полная ликвидация гос. долга произошла в 1901 на основании Указа Императора Николая II от 28 апр. 1900, к-рым было предписано Государственному казначейству погасить остаток его долга Г.б. за кредитные билеты в размере 50 млн р. Министр финансов являлся «непосредственным главным начальником» Г.б. на протяжении всего периода его деятельности, но на 1-м этапе Г.б. не только был «подведомствен» министру финансов, но и находился под наблюдением Совета государственных кредитных установлений. Для наблюдения за деятельностью Г.б. Совет избирал двух депутатов – по одному от санктпетербургского дворянства и купечества. Кроме того, с этой же целью председатель Совета по соглашению с Государственным контролером назначал третьего депутата – представителя пр-ва (чиновника Государственного контроля). Депутаты избирались на 3 года, но каждый год происходила смена одного из них. Являясь членами Правления Г.б., депутаты постоянно контролировали работу банка и направляли в Совет государственных кредитных установлений свои выводы о его деятельности. В их обязанности входило наблюдение за тем, как происходили: выплата процентов по 5%-ным государственным банковским билетам и их погашение; возврат частными лицами ссуд, взятых ими из дореформенных казенных банков; расчеты с Государственным казначейством. Депутаты должны были контролировать также вексельные операции, прибыли и убытки банка, покупку и продажу золота и операции Отделения кредитных билетов. Министр финансов должен был утверждать постановления Правления Г.б. о продаже билетов Комиссии погашения долгов и билетов Государственного казначейства, находившихся в распоряжении банка, о покупке и продаже гос. процентных бумаг, золота и серебра. Он также утверждал назначение директоров Г.б. и членов Учетного и ссудного комитета, смету расходов банка, наказы и инструкции по внутреннему распорядку и ведению делопроизводства. Оперативное руководство делами Г.б. осуществляло его Правление. Оно состояло из Управляющего, его товарища (заместителя), 6 директоров и 3 депутатов от Совета государственных кредитных установлений. Каждую неделю Правление направляло министру финансов балансы и данные о кассовой наличности. В его компетенцию входило установление учетного процента по вексельной операции и процентов по вкладам, сроков операций (в пределах устава), а также примерных сумм, к-рые выделялись на осуществление каждой банковской операции. При вступлении в должность Управляющий банком, его товарищ и директора подписывали обязательство не разглашать данные о частных счетах и частных коммерч. делах, в к-рых принимал участие Г.б. Ост. служащие банка давали Правлению аналогичное письменное обещание. На службу в Г.б. принимались лица из всех сословий, как имевших право поступать на гос. службу, так и лишенных этого права (в последнем случае служащие Г.б. получали жалованье и пользовались всеми служебными преимуществами в соответствии с занимаемой должностью, за исключением права на пенсию). Для оказания помощи служащим после выхода на пенсию или при несчастных случаях при Правлении банка была создана «пенсионная и вспомогательная касса для взаимного страхования пожизненных доходов». Коммерч. операции Г.б. были обычными операциями банка краткосрочного коммерч. кредита. Г.б. учитывал векселя, срочные ценные бумаги (правит. и акц. обществ), а также иностр. переводные векселя (тратты); получал платежи по векселям и др. срочным ден. документам в счет доверителей; принимал вклады; выдавал ссуды (кроме ипотечных); покупал гос. бумаги за свой счет. В те периоды, когда Государственное казначейство покрывало свою задолженность Г.б., последний должен был обращать свои средства на покупку золота и иностр. валюты. Учет векселей согласно уставу Г.б. допускался только в том случае, если они были основаны на торговых сделках. При учете векселей преимущество имели векселя с более короткими сроками платежа. Учетный процент устанавливался Правлением банка каждые две недели, однако при необходимости допускался и более частый его пересмотр. Если оплата простых и переводных векселей должна была осуществляться не в Санкт-Петербурге, то дополнительно взималось 1/8% за перевод. Во избежание учета векселей ненадежных лиц в банке велся список лиц, объявленных несостоятельными. С этой же целью было организовано наблюдение за протестом векселей по всему Санкт-Петербургу. Прибыли от коммерч. операций подсчитывались дважды в год. Раз в год (в апреле) Совет государственных кредитных установлений после рассмотрения отчета Г.б. на основании предложений министра финансов утверждал окончат. распределение прибыли. Чистая прибыль от операций банка направлялась прежде всего на погашение 5%-ных банковских билетов и займов Государственного казначейства из кредитных учреждений, отчисления в резервный капитал и покрытие потерь. На вознаграждение членов Правления и служащих могло быть выделено 3–5% суммы прибыли. Для оценки векселей и товаров, поступавших в Г.б. при испрашивании ссуд, а также выяснения кредитоспособности клиентов при Правлении банка функционировал Учетный и ссудный комитет. Он состоял из Управляющего банком (председатель), его товарища (заместитель), двух директоров банка и 8 членов от купечества [члены комитета от купечества избирались на два года из купцов 1-й и 2-й гильдий, торговавших в Санкт-Петербурге: 4 купца, занимавшихся внутренней торговлей, избирались через Городскую Думу, а 4, занимавшихся внешней торговлей, – через Биржевой комитет. Их кандидатуры утверждались министром финансов. После года работы половина членов (два избранных через Городскую Думу и два избранных через Биржевой комитет) выбывала из состава комитета, однако они могли быть снова избраны. Поскольку участие в заседаниях комитета для купцов считалось обществ. работой, от другой обществ. работы они освобождались. Но, несмотря на то, что это была работа на обществ. началах, купцы имели в Г.б. те же служебные преимущества и отличия, что и директора банка]. Учетный и ссудный комитет заседал в определенные дни. Члены от купечества заседали в нем по графику, причем половина состава сменялась еженедельно. Каждый из купцов имел право принимать участие в работе комитета непрерывно не более чем в течение 2 недель. При участии членов комитета Правление Г.б. составляло список лиц, получающих кредиты в банке, с указанием примерного размера предоставляемого кредита. Этот список пересматривался каждые 3 мес. Срок выдаваемых Г.б. коммерч. ссуд не превышал 9 мес. По ссудам под залог он мог колебаться в пределах 1–6 мес. Залогами служили правительств. процентные бумаги и оплаченные акции обществ, компаний и товариществ, принимавшиеся в залог по казенным подрядам и откупам, золото и серебро в слитках и иностр. монете, а также товары, сложенные в амбарах Г.б. или за его печатью. По уставу Г.б. залогом могли служить процентные бумаги: билеты Государственной комиссии погашения долгов, билеты Государственного казначейства, государственные 5%-ные банковские билеты, польские облигации, акции и облигации компаний, гарантированные правительством, и облигации земских кредитных обществ. Ссуды под эти залоги не должны были превышать 75–85% их цены по последнему биржевому курсу, а ссуды под оплаченные акции обществ, компаний и товариществ – 50% биржевой цены акций, если на момент залога их цена была не ниже нарицат. стоимости. Список товаров, к-рые могли служить залогом, утверждаемый министром финансов, включал «важнейшие отпускные и привозные товары». Ссуды под товары с учетом их кол-ва и качества выдавались из расчета 50–60 коп. на 1 р. биржевой цены. Оценка утверждалась Учетным и ссудным комитетом. При этом во избежание повышения цен на товары, под к-рые выдавались ссуды, комитет обязан был выдавать ссуды под широкий круг товаров. Процент по ссудам под залог как процентных бумаг, так и товаров не мог быть ниже учетного процента. Из-за изначального несоответствия характера пассива и актива Г.б., а также незначительности его уставного капитала развитие коммерч. операций Г.б. напрямую зависело от расширения вкладной операции. На 1-м этапе своей деятельности Г.б. интенсивно принимал вклады, платя по ним 4,5% годовых. При этом ресурсы банка в значит. степени увеличивались за счет ден. средств провинции, к-рые стягивались в центр через сеть контор и отделений Г.б. В течение первых 20 лет Г.б. привлек средств на сумму свыше 2 млрд р. Из коммерч. операций наибольшее развитие в 1860– 80-х гг. получили учет векселей, покупка и продажа процентных бумаг и ссуды под процентные бумаги. Кредитование торгово-промышленного оборота происходило в основном посредством учета векселей и выдачи ссуд, обеспеч. векселями. Большая часть ссуд, выданных под процентные бумаги, так же как и суммы, вложенные в собств. процентные бумаги, по сути представляли собой финансирование казны. Объем подтоварных ссуд был крайне незначительным. В среднем в 1860-е гг. Г.б. выдавал подтоварных ссуд на 3,7 млн р. в год. Это составляло 10,8% суммы учета векселей и выдачи ссуд под векселя. С 1885 по 1894 г. объем подтоварных ссуд в среднем составлял 6,2 млн р. в год (соответственно 6,6% кредитования под векселя). До середины 70-х гг. объем операций по учету векселей и по спец. текущим счетам, обеспеченным векселями, колебался в пределах 30–50 млн р. С середины 70-х гг. до середины 80-х гг. объем этих операций увеличился вдвое и составлял в среднем 100 млн р. в год. В 1890 он достиг 152,5 млн р. Низкий уровень развития капитализма в России был причиной постоянного страха пр-ва перед всякого рода «хозяйственными потрясениями» (массовыми и крупными единичными банкротствами, биржевыми крахами и кризисами). В целях их предотвращения 31 мая 1872 был принят закон «Об учреждении частных кредитных установлений», к-рый запрещал создание новых акционерных банков в столицах и тех городах, где имелся хотя бы один из банков подобного типа. В 1877 министр финансов граф М.Х. Рейтерн предложил использовать гос. средства для борьбы с биржевой спекуляцией, регулирования курса рубля и ценных бумаг. Т.о., одним из направлений правительств. политики стало «искусственное сдерживание свободной конкуренции». На этой основе возникла практика поддержки пр-вом «солидных» предприятий и банков, в т.ч. за счет выдачи из Г.б. неуставных ссуд. Неуставные ссуды предоставлялись в секретном порядке и в каждом случае по «особому соизволению» Императора. К неуставным операциям относились также инвестиции Г.б. в облигации и акции частных предприятий. Наряду со средствами казны неуставные ссуды направлялись на развитие нек-рых отраслей машиностроения и металлургии, на поддержку учредителей железнодорожных обществ, а во время кризисов – крупным предприятиям и банкам. Это, как правило, были долгосрочные ссуды, предоставлявшиеся из низкого процента под залог недвижимости или не котировавшихся на бирже акций. На 2-м этапе деятельности (после 1894), в годы промышленных и финансовых кризисов, Г.б. вместе с рядом акц. коммерч. банков создавал биржевые синдикаты и банковские консорциумы. Так, во время кризиса 1899–1903 действовал биржевой синдикат для поддержки курсов российских ценных бумаг. В кризисный 1906 начал работу банковский консорциум для оказания финанс. помощи отечеств. банкам и предприятиям. В 1912 в связи с падением курсов акций был создан банковский синдикат, к-рый на протяжении двух лет скупал акции крупнейших предприятий и коммерч. банков. С середины 1870-х гг. в рамках борьбы пр-ва с кризисами и хозяйственными затруднениями отраслевого и местного значения Г.б. начал проводить операции по спасению пошатнувшихся и обанкротившихся банков. Банковский кризис середины 1870-х – начала 1880-х гг. не нанес ощутимого удара по банковской системе России: основные столичные и провинциальные коммерч. банки были спасены. Из возникших в течение 1863–73 39 коммерч. банков обанкротились и самоликвидировались 10 (8 провинциальных и 2 московских) незначительных банков. В середине 1880-х гг. Г.б. занимался поддержкой и спасением обществ взаимного кредита. Их долг Г.б. в 1887 достиг 6,2 млн р. Городские общественные банки Г.б. поддерживал в меньшей степени. В результате в 1880-х гг. ликвидировались 39 банков малых городов. Городские общественные банки больших городов были спасены [так, напр., убытки Орловского городского банка составили 3 млн р.; Г.б. открыл ему кредит на 700 тыс. р., затем выдал ссуду в 300 тыс. р., а потом предоставил городскому управлению чрезвычайную ссуду в 2 млн р. При спасении Воронежского банка городскому управлению была выдана ссуда в 800 тыс. р. сроком на 5 лет. Впоследствии она неоднократно пролонгировалась и в результате стала самой долгосрочной из неуставных ссуд Г.б.]. Россия вступила на путь капиталистического развития значительно позднее многих западных стран и проходила его в более сжатые сроки. Процесс утверждения капитализма как господствующей социальноэкономич. системы проходил в конце XIX – начале ХХ в. В это время на посту министра финансов находился крупнейший государственный деятель России рубежа XIX–ХХ вв. граф С.Ю. Витте. Сущность либерально-консервативной экономич. политики возглавляемого им министерства заключалась в том, чтобы модернизировать экономику, не производя в ней глубоких структурных изменений. Сводилась эта политика в значит. мере к ускор. развитию промышленности за счет мобилизации внутр. ресурсов, привлечения иностр. капиталов, таможенной защиты отеч. пром-сти от западных конкурентов и поощрения экспорта. Методом ее проведения было традиц. для России активное вмешательство гос-ва в экономику. Главное внимание С.Ю. Витте уделял укреплению финансов, развитию пром-сти и ж.-д. транспорта. А начал он свою деятельность на этом посту с реформы Г.б. – важнейшего звена огромного гос. х-ва, на к-рое опиралось пр-во при проведении экономич. политики. Со времени принятия первого устава Г.б. прошло более 30 лет, изменения и дополнения, к-рые вносились в устав, не затрагивали основных его положений. Одно из них, в частн., заключалось в том, что Г.б. имел право учитывать векселя, только если они были основаны на торг. сделках, а ссуды выдавались под товары, залог ценных бумаг, золота и серебра. Разрешение в 1883 Г.б. выдавать ссуды землевладельцам под соло-векселя было исключением из этого общего правила. По сути это был ипотечный кредит. Под залоговые свидетельства на имения помещикам открывался в Г.б. кредит для увеличения их оборотных капиталов на наем рабочих, покупку скота, приобретение с/х машин и орудий, удобрений, семян и т.п. Промышленные ссуды Г.б. в соответствии с уставом 1860 не выдавал. Для того времени это было вполне оправданным, поскольку данный вид кредита считался наименее обеспеченным. Но главная причина заключалась в том, что на 1-м этапе деятельности Г.б. пр-во ставило перед ним другие задачи. Основным направлением деятельности Г.б. после принятия нового устава должно было стать интенсивное кредитование торговли и пром-сти, в особенности пром-сти сельскохозяйственной. Основной капитал Г.б. увеличивался до 50 млн р., а запасной – до 5 млн р. Для содействия развитию торговли, пром-сти и сельского хозяйства учетная операция была распространена на векселя, «выданные для торгово-промышленных целей». Срок предоставляемых кредитов был увеличен вдвое – до 12 мес. Расширена была и ссудная операция. По сравнению с уставом 1860 увеличился срок, на к-рый предоставлялись ссуды под товары (до 9 мес.) и под металлы (до 15 мес.). Отменялось всякое нормирование операций с ценными бумагами, к-рые уставом 1860 ограничивались размером собств. капитала банка. С 6 до 9 мес. увеличился и срок ссуд под заклад ценных бумаг. Осн. особенностью нового устава стало предоставление Г.б. права «открывать кредиты и выдавать ссуды под соло-векселя, обеспеченные: залогом недвижимого имущества; залогом сельскохозяйственного или фабрично-заводского инвентаря (машин и орудий производства); поручительством и другими благонадежными обеспечениями по ближайшему указанию министра финансов». Эти кредиты и ссуды предоставлялись при условии четко сформулированных целей, указываемых самим заемщиком, только для «снабжения оборотными капиталами и необходимым инвентарем сельского хозяйства, промышленных предприятий, ремесленников, кустарей и мелких торговцев». Ссуда одному пром. предприятию не должна была превышать 500 тыс. р., а отд. мелкому торговцу – 600 р. Если обеспечением соло-векселей было недвижимое имущество, заемщикам мог быть открыт кредит на их сумму. Кредит открывался на основаниях спец. текущего счета (срок его не должен был превышать 12 мес., но затем кредит мог быть возобновлен на такой же срок с заменой старых соло-векселей на новые). Ссуды на приобретение инвентаря не могли выдаваться на срок более трех лет. Со значительными оговорками, но восстанавливалось фактически давно прекращенное открытие кредитов земствам и городам. Г.б. «в пределах свободных средств, за покрытием торгово-промышленных потребностей» мог открывать эти кредиты «для снабжения земств и городов оборотными средствами на условиях и в размерах, определяемых в каждом отдельном случае по взаимному соглашению министров финансов и внутренних дел». Для организации мелкого сельскохозяйств., пром. и товарного кредита предусматривалось произ-во операций через посредников. Посредникам (земства, частные банки, общества взаимного кредита, ссудосберегательные товарищества и др. учреждения мелкого кредита, а также артели, имевшие утвержденные правительством уставы) выдавались ссуды на пополнение оборотных средств и на приобретение инвентаря мелкими землевладельцами и арендаторами, крестьянами, кустарями и ремесленниками, а также ссуды под заклад предметов мелкого произ-ва. Кроме того, с целью поддержания мелкого бизнеса предусматривалась выдача всем клиентам ссуд под находившиеся в пути или предназначенные к перевозке товары. Для пореформенной России характерным было развитие капитализма «вширь». Поэтому предполагалось распространить деятельность Г.б. на те местности, где отсутствовали банковские учреждения, но была потребность в них. Новый устав предполагал открытие там агентств Г.б. Агентства должны были исполнять поручения местных учреждений Г.б. по выдаче и приему денег не свыше определ. суммы, собирать необход. для руководства Г.б. сведения о местных экономич. условиях и кредитоспособности заемщиков, наблюдать за целевым использованием ссуд, следить за сохранностью закладов и залогов. С учреждением по всей стране сети агентств возникла проблема управления ими. Подчинить их, так же как конторы и отделения, напрямую центральному правлению было невозможно. В связи с этим в уставе Г.б. появились пункты о т.н. окружной системе. Статус окружных органов придавался конторам Г.б. Им должны были подчиняться распределенные по округам отделения, а агентства подчинялись или отделениям, или напрямую конторам. Одновременно предусматривалось привлечение местных казначейств к произ-ву простейших банковских операций, поскольку казначейства были в большинстве пунктов, имевших сколько-нибудь крупное торгово-промышленное значение. По новому уставу Г.б. был непосредственно подчинен министру финансов, к-рому принадлежало высшее руководство деятельностью банка. По его указанию проводились операции с золотом и процентными бумагами, а также особые операции за счет разных ведомств и учреждений. Кроме того, на его утверждение представлялись дела, окончат. решение по к-рым выходило за пределы компетенции Совета Г.б. Банк был выведен из-под надзора Совета государственных кредитных установлений и наравне с др. департаментами Министерства финансов поставлен под надзор Государственного контроля. Ревизии Государственного контроля подлежали расходы Г.б. и его операции за счет казны. Государственный контролер должен был представлять свое заключение по годовому отчету Г.б. перед тем, как министр финансов представлял его в Государственный совет. Кроме того, на Государственный контроль возлагалось освидетельствование ден. касс Г.б. и хранящихся в кассах и кладовых ценностей. Т.о., Г.б. из департамента Министерства финансов, работавшего как бы «на особых основаниях», превратился в рядовой департамент Министерства финансов, но со специфическими функциями. Общее управление Г.б. возлагалось на Совет (заменивший Правление) и Управляющего банком. Состав Совета банка значительно расширился. В него входили: директор Особенной канцелярии по кредитной части, член от Государственного контроля, товарищи Управляющего банком, Управляющий Санкт-Петербургской конторой Г.б., члены от Министерства финансов (их число не ограничивалось), один член от дворянства и один – от купечества. Председателем Совета Г.б. был его Управляющий. Представители правительств. ведомств пользовались в Совете совещательным голосом и могли в случае несогласия с большинством Совета представлять свои особые мнения. При Совете Г.б. под руководством его Управляющего находились: отдел кредитных билетов, юрисконсульт, судебный отдел, отдел местных учреждений, центральная бухгалтерия, инспекция и канцелярия и управление государственными сберегательными кассами. Вопросы Г.б., состоявшие в ведении Совета, подразделялись на два вида: требовавшие утверждения министра финансов и решаемые властью Совета. К вопросам, представляемым на утверждение министра, относились: изменение или дополнение устава, рассмотрение и изменение правил операций и порядок делопроизводства, счетоводства и отчетности учреждений банка, обсуждение сметы расходов, рассмотрение годового отчета, стр-во и приобретение помещений для контор банка и его служащих, открытие и закрытие местных учреждений, определение числа директоров в конторах (кроме Санкт-Петербургской), избрание членов учетно-ссудных комитетов, допущение к учету векселей на срок свыше 6 мес., определение размера процентов по коммерч. операциям и условий по вкладам, рассрочка и отсрочка долгов по неопротестованным векселям на любую сумму, списание со счетов безнадежных и неправильно числящихся долгов на суммы, превышающие назначенные министром финансов пределы, разрешение ссуд под инвентарь иностранного производства и прием в заклад иностранных товаров, открытие бланковых кредитов. Был расширен круг вопросов, подлежавших «окончательному разрешению Совета». К ним относились: определение круга операций местных учреждений и числа членов учетно-ссудных комитетов, разрешение разногласий правлений контор с учетно-ссудными комитетами, разрешение досрочного взыскания ссуд под соло-векселя с обеспечением, утверждение росписи товаров, под к-рые выдаются ссуды из Банка, и списка пр-тий, товарные документы к-рых принимаются в обеспечение по ссудам, разрешение отсрочки принудит. продажи заложенных товаров, указание негарантированных пр-вом ценных бумаг, принимаемых в обеспечение по ссудам, установление оценок ценных бумаг, принимаемых в обеспечение по ссудам, утверждение формы отчетов посредников по выдаче ссуд, разрешение местным учреждениям Банка на производство комисс. операций и определение размера платы за их исполнение, определение порядка хозяйств. заведования оставшимся за Г.б. имуществом до его продажи. Исполнит. и отчасти распорядит. власть в Г.б. принадлежала его Управляющему. По сравнению с уставом 1860 его полномочия по отношению к Совету банка расширились. В обязанности Управляющего Г.б. входило общее руководство операциями и общее наблюдение за правильностью делопроизводства, исполнением Устава и Наказа Г.б., обеспечение сохранности всех его касс и ценностей; сношения и переписка от имени банка; распоряжения, касающиеся личного состава служащих; назначение ревизий и служебных командировок; распоряжение расходами с правом передвижения кредитов в пределах годовой сметы Г.б.; составление и представление годовой сметы и отчета; заведование по указанию министра финансов операциями, возлагаемыми на банк за счет казны, а также операциями с золотом и процентными бумагами, принадлежащими банку и сберегат. кассам; заведование по поручению министра финансов особыми операциями по займам, конверсиям и т.д. Новый устав Г.б. был утвержден Императором Александром III 6 июня 1894 и формально (поскольку после Октябрьской революции 1917 этот устав не был отменен) на основании этого устава Г.б. работал до ликвидации (январь 1920). Но фактически нек-рые пункты применялись редко или вообще не были введены в действие (напр., не была создана окружная система). Связано это было прежде всего с тем, что Устав 1894 вошел в противоречие с принципами построения ден. системы России, преобразование к-рой началось год спустя после принятия устава Г.б. В 1895– 98 в России была проведена ден. реформа, в результате к-рой в стране был введен золотой монометаллизм. Г.б. стал эмиссионным центром страны. Был установлен размен гос. кредитных билетов на золотую монету, и для обеспечения свободного размена выпуск кредитных билетов был ограничен очень жесткой нормой: до 600 млн р. золотое покрытие не должно было быть ниже 50%, а сверх этой суммы кредитные билеты должны были быть покрыты золотом полностью (поэтому Г.б. для сохранения постоянного эмиссионного резерва не подходил к эмиссионному лимиту). Жесткое контингентирование эмиссии, резко ограничившее товарооборот в средствах обращения и платежа, было характерной особенностью ден. системы России конца XIX – начала ХХ в. В достижении устойчивости рубля основная роль отводилась не товарному, а металлич. обеспечению ден. знаков, их размену на золото. Но в условиях того времени подобная система обеспечивала приток иностранного капитала, необходимый для индустр. развития страны. Для западных инвесторов именно золотой запас был убедительным гарантом сохранности их капиталов в экономически слаборазвитой России. Поэтому финансовая политика вплоть до 1-й мировой войны была ориентирована на сохранение золотой валюты как основы внешнего гос. кредита. Золотое покрытие банкнот Г.б. поддерживалось на очень высоком уровне. На протяжении 1898–1905 оно колебалось в пределах 110–144%. Только в кризисный 1906 оно снизилось до 71,8%. В дальнейшем вплоть до 1914 оно не опускалось ниже 93%, но в среднем было выше 100%. На последнем этапе ден. реформы в Г.б. была осуществлена реорганизация счетоводства. Изменились характер организации банка и его взаимоотношения с казной. Если раньше Г.б. формально не был эмиссионным банком, выпускал кредитные билеты от имени Казначейства и имел счет эмиссионной операции, отдельный от счета коммерч. операций, то теперь оба счета были слиты. Банк стал эмитировать кредитные билеты от своего имени, а в его разменный фонд было зачислено все золото, принадлежавшее ранее как самому Г.б., так и казне. Золото было переоценено в отношении 1 старый рубль = 1 р. 50 к. нового чекана. Прибыль от переоценки золота, принадлежавшего Казначейству, была обращена на погашение долга казны Г.б. за кредитные билеты. Главной задачей Г.б. после ден. реформы 1895–98 стало регулирование ден. обращения. В результате политика широкой поддержки торговли и пром-сти за счет средств Г.б. не была реализована. Если на 1 января 1896 операции по учету и спец. текущие счета под векселя составляли 215,3 млн р., подтоварные ссуды были предоставлены на 48,6 млн р., а прочие ссуды – на 54,5 млн р., то на 1 янв. 1899 эти операции составили соответственно 169,8; 22,2 и 30,6 млн р. Наиболее характерной чертой 2-го этапа деятельности Г.б. стала трансформация его в центральный банк. Толчком к началу этого процесса послужили события кон. 1905 – нач. 1906. В этот период происходило усиленное востребование вкладов золотом и предъявление кредитных билетов к размену на золото. Только из сберегат. касс за октябрь-декабрь 1905 было изъято 148,6 млн р. Несмотря на повышение только офиц. учетной ставки до 8%, значительно вырос спрос на кредит со стороны торгово-промышленных предприятий. Неспособность акц. коммерч. банков удовлетворить этот спрос из-за сильного отлива из них вкладов заставила Г.б. во избежание массовых банкротств расширить свои учетно-ссудные операции. Усиленный переучет Г.б. векселей частных банков, являвшийся в 1905–06 мерой борьбы с кризисом, в последующие годы стал одним из осн. направлений деятельности банка. Г.б. начал превращаться в «банк банков». Общая задолженность акц. коммерч. банков Г.б. возросла с 37,3 на 1 янв. 1910 до 342,3 млн р. на 1 янв. 1912. В среднем кредитование акц. коммерч. банков составляло 80% общего объема учетно-ссудных операций. Накануне 1-й мировой войны Г.б. стал одним из самых крупных и влиятельных европейских кредитных учреждений. Его баланс с 1905 по 1914 увеличился почти вдвое. Источником новых средств для его операций были выпуски кредитных билетов и средства казны. Вклады и текущие счета частных лиц и учреждений оставались на уровне 1903 и составляли в среднем 250 млн р. Эмиссия кредитных билетов в течение этих лет дала Г.б. 810,9, средства казны – 600 млн р. На покупку золота и иностр. валюты уходило 7/8 суммы эмиссии. Оставшуюся часть эмиссии и средства казны Г.б. направлял через посредство коммерч. банков на кредитование пром-сти и торговли. Значительное развитие на 2-м этапе деятельности Г.б. получили операции с государственными ценными бумагами. Объем этих операций в несколько раз превышал собств. капитал Г.б. Министерство финансов и Г.б. активно воздействовали на фондовую биржу для поддержания курса гос. ценных бумаг и кредитного рубля. С конца 1890-х биржевая интервенция и значит. инвестиции в ценные бумаги стали использоваться также для противодействия падению курсов промышл. и банковских акций. Несмотря на интенсивное развитие пром-сти в России, доминирующей отраслью экономики по-прежнему было сельское хозяйство. Важнейшей активной статьей торгового и платежного балансов страны оставался экспорт хлеба. Поэтому с 1890-х гг. Г.б. развернул кредитование хлебной торговли в форме подтоварных кредитов. В 1910 Г.б. в рамках гос. регулирования хлебной кампании начинает стр-во элеваторов и зернохранилищ. Создание гос. системы элеваторов должно было способствовать минимизации потерь зерна при перевозках. При участии Г.б. в стране была создана система учреждений мелкого кредита по кредитованию кооперации, кустарей и крестьян. В 1904 в Г.б. было создано Управление по делам мелкого кредита, к-рое должно было контролировать деятельность учреждений этого типа и оказывать им в случае необходимости финансовую помощь. Во время 1-й мировой войны деятельность Г.б. была направлена в основном на финансирование войны за счет выпуска кредитных билетов. Формально это осуществлялось в виде учета краткосрочных обязательств Казначейства. Большая часть активов Г.б. к октябрю 1917 состояла из обязательств Казначейства и ссуд под процентные бумаги. Коммерческие ссуды были ничтожны. Золотой запас Г.б. уменьшился с 1604 (16 июля 1914) до 1101 млн р. (8 окт. 1917), сократился и заграничный золотой фонд. К 1916 в систему краткосрочного коммерч. кредита России кроме Г.б. входили: гос. сберегат. кассы; СанктПетербургская и Московская ссудные казны; 50 акц. коммерч. банков с 619 конторами и отделениями, 34 комиссионерствами и комиссионерами; 79 агентствами и агентами и 50 городскими конторами, отделениями и комиссионерами; Центральный банк обществ взаимного кредита; 1193 общества взаимного кредита; 9 банков на особых основаниях; 23 акц. ломбарда с 6 отделениями; 5 ссудных касс промышленников, 343 городских обществ. банка, 104 городских ломбарда и один сельский, 6 городских сберегат. касс, 6 сельских обществ. банков, а также банкирские дома и банкирские конторы. Кроме того, к системе краткосрочного коммерч. кредита относились т.н. учреждения мелкого кредита – ссудосберегательные товарищества, кредитные товарищества, сельские, волостные, станичные банки и кассы и т.п. (в общей сложности их насчитывалось более 20 тыс.). Вторым важнейшим звеном российской кредитной системы после Г.б. были акц. коммерч. банки. Накануне Октябрьской революции в России действовал 51 акц. коммерч. банк. Российские банки этого типа по концентрации капитала значительно превосходили банки развитых кап. стран. Наиболее крупные банки – Русско-Азиатский, Петербургский международный, Азовско-Донской, Торгово-промышленный и Русский для внешней торговли – входили в группу петербургских банков (т.н. «пятерку»). Им принадлежала почти половина капиталов и активов всех российских акц. банков. Акц. коммерч. банки в России в большинстве случаев принадлежали к типу смешанных (универсальных) банков, сочетавших в себе функции как депозитных, так и деловых банков. Исключение составляли банки Волжско-Камский, Русский торгово-промышленный и Московский купеческий, к-рые по происхождению своих ресурсов и характеру активных операций являлись депозитными банками. В начале 1914 в России было 47 акц. коммерч. банков, 13 из них имели правления в Санкт-Петербурге, 8 – в Москве, 6 – в Варшаве, остальные – еще в 13 городах. В сумме эти банки имели 778 отделений (из них 34 за границей). Общие капиталы акц. банков составляли 845,6 млн р., вклады и средства на текущих счетах – 2575,7 млн р., в учетно-ссудные операции было вложено 3188,3 млн р., а сводный баланс этих банков составлял 6233 млн р. В это время баланс Г.б. составлял 4624, его учетноссудные операции – 1071,4, вклады – всего 277,1, а сумма основного и запасного капитала в соответствии с уставом была равна 55 млн р. Накануне 1-й мировой войны фактически два десятка крупных акц. коммерч. банков со своими отделениями создали единую кредитно-расчетную систему и обеспечили функционирование российской экономики. Во время войны ресурсы акц. коммерч. банков увеличились. Значительно возросла их роль в экономической жизни страны. Вокруг столичных акц. банков стали образовываться огромные банковско-промышленные конгломераты. Параллельно с акц. банками развивался еще один тип банков – общества взаимного кредита. Они были ориентированы на обслуживание средних и мелких торговцев и промышленников. В отличие от капиталов акц. коммерч. банков капиталы обществ взаимного кредита состояли из вступит. взносов их членов. Разрешалось быть членом только одного такого банка. Кредиты предоставлялись только пайщикам, а размер кредита зависел от взноса. В остальном этот тип банков мало отличался от акц. коммерч. банков. Общества взаимного кредита, находившиеся в Москве, Санкт-Петербурге и Киеве, были очень крупными банками, остальные в основном были небольшими провинциальными банками. В нач. 1914 их насчитывалось 1108. Членами этих обществ состояли 634 тыс. человек. Собств. капитал обществ составлял 150,5, вклады – 595, учетно-ссудные операции достигали 843,9 млн р. Общества взаимного кредита были созданы почти по всей стране, но наибольшее их кол-во приходилось на Донскую и Кубанскую области – важнейшие экспортеры хлеба, а также на губернии юго-западного аграрнопромышленного региона. Еще одним типом банков, обслуживавших средних и мелких предпринимателей, были городские обществ. банки. Они учреждались при городских думах и находились под их контролем. Их капитал формировался из обществ. средств, пожертвований и взносов частных лиц. Сохранность вкладов в этих банках гарантировалась городским имуществом. На 1 янв. 1914 в России действовало 317 городских обществ. банков. Их собств. капитал составлял 59,7, вклады – 198,4, учетно-ссудные операции – 227 млн р. Как правило, это были небольшие банки. Больше всего их было в Тверской, Ярославской, Костромской и Вятской губерниях, а также в Левобережной Украине и Новороссии. А вот в Царстве Польском и соседних с ним губерниях городских общественных банков не было, их место там занимали банкирские дома и банкирские конторы, также относившиеся к учреждениям краткосрочного коммерч. кредита. В отличие от акц. банков, обществ взаимного кредита и городских обществ. банков эти кредитные учреждения не были стеснены ни государственным, ни общественным контролем. Банкирские дома и банкирские конторы функционировали или как единоличные, или как семейные предприятия, а управлялись обычно единоначально. [Исторически этот тип банковского заведения наиболее ранний: упоминания о первых банкирских домах в России относятся к концу XVIII в. Как правило, банкирскими становились торговые дома, в деятельности к-рых изначально присутствовали элементы банкирского промысла. Процесс трансформации торговых домов в банкирские значительно ускорился с сер. XIX в., после того как в начале 1859 евреям-купцам 1-й гильдии разрешили заниматься торговлей и банкирским промыслом во внутр. губерниях России, включая Санкт-Петербург и Москву. Так, самые крупные частные банкирские заведения в Санкт-Петербурге основал сын витебского раввина и купца Е.Г. Гинзбург, разбогатевший на винных откупах.] После отмены крепостного права банкирские дома стали учредителями многих акц. банков. Такие банки, как Учетный и ссудный, Международный, Русский для внешней торговли изначально представляли собой корпорации банкирских домов и купцов-банкиров Петербурга, Варшавы и Одессы. Банкирские дома продолжали успешно работать и после того, как господствующее положение в банковском деле заняли акц. банки. Некрые из них впоследствии были преобразованы в акц. банки. В 1913 в России было около 300 банкирских домов и контор. Пятая часть их находилась в столицах, остальные – в провинции, в основном в Царстве Польском, прибалтийских губерниях, Белоруссии, Украине и Молдавии. К 1916 система ипотечного кредита России охватывала: Государственный дворянский земельный банк с 27 отделениями, Особый отдел этого банка, Крестьянский поземельный банк с 52 отделениями, 11 акционерных земельных банков с 2 агентствами,7 местных дворянских банков, 36 городских кредитных обществ. Пассивы ипотечных банков составлялись путем выпуска закладных листов (т.е. процентных облигаций, погашаемых периодическими тиражами в течение определ. кол-ва лет). Городские кредитные общества, земельные кредитные общества Царства Польского и местные дворянские банки являлись обществами самих пайщиков. Городские кредитные общества выдавали ссуды под городскую недвижимость. Осн. типом ипотечных банков в России были акц. земельные банки. За ними были закреплены определ. территории. Ссуды они выдавали в осн. под залог недвижимого имущества в уездах и частично под залог домов в городах. Огромную роль в аграрной эволюции пореформенной России сыграли два государственных ипотечных банка: Крестьянский поземельный банк и Государственный дворянский земельный банк. Средства для своей деятельности они получали путем выпуска закладных листов. Ссуды в Крестьянском поземельном банке выдавались только на покупку земли, что должно было помочь крестьянам в приобретении помещичьих земель. Государственный дворянский земельный банк на льготных условиях выдавал ссуды потомств. дворянам под залог внегородской земельной собственности. Его задачей было помочь дворянству в сохранении их земель. В общей сложности сеть акц. земельных банков, отделений Государственного дворянского земельного банка и Крестьянского поземельного банка охватывала всю европейскую часть России, за исключением Царства Польского и прибалтийских губерний, где действовали местные земельные кредитные общества. Декретом ВЦИК от 14 (27) дек. 1917 о национализации банков банковское дело было объявлено гос. монополией и все частные и акц. банки, а также банкирские конторы были присоединены к Государственному банку. С весны 1918 он стал называться Народным банком РСФСР

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Финансово-кредитный энциклопедический словарь

Найдено схем по теме БАНКОВСКАЯ СИСТЕМА ДОРЕВОЛЮЦИОННОЙ РОССИИ — 0

Найдено научныех статей по теме БАНКОВСКАЯ СИСТЕМА ДОРЕВОЛЮЦИОННОЙ РОССИИ — 0

Найдено книг по теме БАНКОВСКАЯ СИСТЕМА ДОРЕВОЛЮЦИОННОЙ РОССИИ — 0

Найдено презентаций по теме БАНКОВСКАЯ СИСТЕМА ДОРЕВОЛЮЦИОННОЙ РОССИИ — 0

Найдено рефератов по теме БАНКОВСКАЯ СИСТЕМА ДОРЕВОЛЮЦИОННОЙ РОССИИ — 0